Украинские чиновники и налоговая амнистия: а нужно ли прощать

МАКСИМ ПРАЗДНИКОВ
экономист

На последней встрече с представителям бизнеса Петр Порошенко в очередной раз вспомнил о нулевых декларациях для украинцев.

Сделал он это не случайно, ведь на текущий момент от 33% до 50% экономики Украины находится в тени. Любые попытки вывести капиталы из серой зоны заканчивались провалами.

И так будет продолжаться до тех пор, пока общество "идеалистов" будет оставлять за бортом легализацию активов политиков и чиновников — основных decision-maker-ов и, как бы печально это не звучало, одних из основных стейкхолдеров процесса налоговой амнистии. Об этом пишет Максим Прахдников в своей колонке на ЕП

В Украине словосочетания "налоговая амнистия" и "нулевая декларация" являются самым настоящим примером оруэлловское двоемыслия. Их боятся и ждут. Презирают и боготворят. Возлагают надежды и считают бесперспективными.

Что ж, такой плюрализм мнений можно легко объяснить. С одной стороны, почти все украинцы зачастую имеют финансовые сбережения на "черный день", о которых не знает государство, и с которых не были уплачены налоги.

По самым скромным подсчетам, на руках у людей внутри страны сегодня есть порядка 35-40 млрд долларов. В свою очередь богатые и сверхбогатые украинцы за последние 15 лет вывели за границу не менее  100 млрд долларов.

По-хорошему, если легализировать и вывести из тени хотя бы 10-15% этих средств, то в экономику может дополнительно поступить около 20 млрд долларов, или почти 20% нынешнего ВВП Украины.

Но для того, чтобы добиться даже таких "скромных" успехов, нужно выполнить несколько базовых условий.

Во-первых, заранее озвучить все требования и убрать подводные камни. Логика, по которой ты сначала показываешь деньги, а потом налоговики, прокуратура или СБУ решают, применять ли против тебя репрессивный аппарат, точно не сработает.

Например, можно ввести фиксированный процент, не больше 2,5%, как это сделали, например, в Италии. Платишь эту сумму на любой капитал и имеешь полностью чистые деньги.

Итальянцы, кстати, предлагали еще одну опцию — вложить 12% средств в государственные ценные бумаги и не платить налоги вообще. К слову, их легализация капиталов оказалась весьма успешной.

Другой вопрос — это период и, возможно, даже периодичность налоговой амнистии. Вполне вероятно, что с первого раза очень немного людей решатся вывести свои капиталы на свет.

Будут только отдельные первопроходцы легализации доходов. Которые получат так называемую"премию за риск" — возможность полностью легализовать свои сбережения без объяснения источников их происхождения, скажем, за 1% от суммы.

Спустя год будет запущена вторая волна, о чем заранее сообщат посредством СМИ.

Люди, которые увидят, что к первым декларантам никто не пришел и ничего не забрал, в большинстве своем, будут готовы показать средства, пройти процедуру амнистии и наконец-то "спать спокойно". Вот только стоить им это уже будет 2,5%.

Наконец, через еще полгода можно сделать третью очередь для самых недоверчивых и прагматичных. Но им уже придётся распрощаться с 10% от легализованных сумм. А дальше все — жесткий финмониторинг, включая  контроль за доходами и расходами с неотвратимым и серьезные наказанием в случае нарушений налогового законодательства.

Другой ключевой фактор — решить проблему с налогами, которая и привела к появлению тени. Речь идет о дальнейшей валютной либерализации, введении налога на выведенный капитал вместо налога на прибыль, и общем упрощении налогового учета и отчетности.

Тогда можно будет сказать, что налоговая амнистия — это новая страница в экономической истории Украины, а не просто очередная попытка зарисовать ошибки корректором перед выборами.

Наконец, мы и подходим к тому самому камню преткновения, который, вероятнее всего, и не дает свершиться налоговой амнистии уже много лет. Речь идет о позиции чиновников и депутатов, а точнее, их возможности воспользоваться данной привилегией.

В обществе, включая экспертную среду, циркулирует убеждение, что раз ты всю жизнь был чиновником, то не должен официально иметь больших капиталов. А потому не должен  проходить процедуру налоговой амнистии.

За любую лишнюю копейку — тюрьма и волчий билет. И такое мнение, конечно же, имеет право на жизнь. Так будет справедливо, в конце концов! C одной стороны...

А с другой, почему-то сегодня мало кого удивляют чиновники, депутаты, прокуроры или министры, которые официально получали и продолжают получать 1-2 тыс. долларов в месяц, зато живут в домах по 2-3 млн долларов, ездят на машинах по 100-200 тыс. и отдыхают за границей на десятки тысяч, а-ля средний класс.

Нет, конечно же, ряд гражданских активистов регулярно доносит эту информацию до широкой общественности. Вот только почему-то это практически никак не сказывается на дальнейшей карьере "разоблаченных" чиновников. Как и не отражается на результатах выборов.

Что это, как не лицемерие…? Получается, что закрывать глаза и смотреть, но не видеть —это нормально. Зато признать проблему и начать ее решать — предательство. А теперь давайте подумаем, от кого же во многом зависит успех процесса налоговой амнистии?

Как ни странно, но список все тот же: чиновники, депутаты, министры, представители силовых и фискальных структур. И трудно поверить, что они будут лоббировать реформу, которая заставит их покинуть свои рабочие места и стать изгоями.

Скорее, они сделают все, чтобы ее провалить. В итоге мы рискуем последовать примеру Грузии, где в 2005 году подать нулевые декларации согласились 8 человек, которые задекларировали 35 тысяч долларов.

Вот и получается палка о двух концах. Общество все еще принимает чиновников-коррупционеров, которые отлично себя чувствуют в тени и тратят по две-три годовых зарплаты каждый месяц.

При этом люди отказываются ввести этот процесс в правовое поле, чтобы раз и навсегда обрубить возможность для дальнейшего масштабного взяточничества. Так как не понимают, что главная цель процесса нулевого декларирования — это не проведение показательный казней и "политических убийств", а наконец-то возможность вернуть в экономику украинский капитал и заставить его работать на благо страны — нашей страны.

ЕП