Апогей контрреволюции

Виталий Сыч, главный редактор НВ

Всего за три года проходимцы и мародеры всех мастей вновь стали доминирующим классом в Украине.

Дело против антикоррупционера Виталия Шабунина – апогей контрреволюции тех, чья политическая и профессиональная жизнь в Украине должна была закончиться в 2014 году вместе с бегством из Украины Виктора Януковича. Сегодня Шабунину будет избрана мера пресечения в суде. Ему грозит до 5 лет тюрьмы.

Шабунин – человек, открыто и экспрессивно выступавший против мздоимства и государственного воровства – последний в череде публично вспоротых и формально обвиненных правоохранителями людей, для которых борьба с коррупцией в Украине была содержанием их жизни и профессиональной деятельности.

Атаки на антикоррупционеров теперь имеют все признаки системных. Это больше не эпизодические выпады отдельных персонажей в ГПУ, СБУ или АП. Это системное издевательство обиженных и ущемленных в их материальных правах чиновников, санкционированное где-то на самом верху.

До этого под удар попал Андрей Коболев, глава Нафтогаза, который помог впервые избавить Украину от российской газовой зависимости, вдохнул новую жизнь в советского корпоративного монстра и пошел на некомфортный конфликт с миллиардером Игорем Коломойским, годами доившим нефтегазовый сектор за счет налогоплательщиков.

Также под давление госорганов попал депутат и в прошлом журналист Сергей Лещенко, который свою жизнь посвятил расследованиям коррупции в высших эшелонах власти. За то, что он писал, ему не раз могли переломать ноги в подъезде. В лучшем случае. Но раньше он писал об окружении Виктора Януковича. О преступном режиме. Теперь же пишет об окружении Петра Порошенко. И, казалось бы, у него не должно быть проблем в новой Украине. Но они у него есть, и куда большие, чем раньше.

Также извергами современности признаны Михаил Саакашвили и бывшие сотрудники Генпрокуратуры Сакварелидзе и Касько – первые, кто не побоялся сказать вслух о сволочах в ГПУ и начать с ними публичную и юридическую борьбу. У всех появились большие проблемы с правоохранительными органами.

И тут у меня возникает вопрос: Коболев, Шабунин, Сакварелидзе, Лещенко, Касько. Люди, переживающие огромный жизненный дискомфорт ради изменений в стране к лучшему, это и есть враги нынешнего украинского государства?

Либо ними являются Грановский, Демчина, Кононенко, Бойко, Мартыненко, Хомутынник, Довгий? Ни против одного из этих людей не ведется расследование, несмотря на более чем исчерпывающие публикации в прессе. Я не буду повторять банальные истины о том, что коррупция является главным препятствием на пути капитала, человеческих ресурсов и идей.

В Украине разрушен договор общественной справедливости и попросту здравый смысл. И удивительно, что контрреволюция коррупционеров произошла так быстро – три года спустя после событий, ставших потрясением для всех нас.

Мародеры всех мастей и провинциальные прохиндеи в Украине больше не стесняются. Они теперь – мейнстрим. И имеют системную государственную поддержку.

Но вызов принят. Мы никогда не молчали, и не будем молчать сейчас.

Виталий Сыч, "Новое время"