Борьба с коррупцией в Украине – это борьба с высокой температурой при воспалении лёгких

На прошлой неделе сотрудники ГФС заблокировали работу сектора таможенного оформления международных экспресс-отправлений "Новой почты". Налоговики не выдвигают компании никаких претензий, однако и не растаможивают посылки, пришедшие из китайских и американских интернет-магазинов. Совладелец компании Владимир Поперешнюк поделился с Фокусом своим видением причин происходящего.

Что сейчас происходит на ваших таможенных складах?

— Фискалы разбираются между собой на нашем таможенном терминале. Одни таможенники проверяют работу других. Иногда пропускают наши посылки, но делают это очень медленно. Такая итальянская забастовка. Вроде бы и не блокируют груз, не стоят автоматчики, но работать ты не можешь, по 10 посылок в день выходит. В итоге по состоянию на конец прошлой недели в терминале накопилось около 80 тыс. нерастаможенных отправлений.

Что они там проверяют, лично мне непонятно. Мы работаем исключительно с отправлениями из зарубежных интернет-магазинов, купленными за безнал. Ни одной "серой" посылки у нас нет, и все это прекрасно знают. Но важнее другое. Происходящее на таможенном терминале — прекрасная иллюстрация взаимоотношений людей и государства в нашей стране. Я как-то подсчитал, что в цене, которую клиенты платят за услуги НП, около 30% — прямые налоги, акцизные сборы и социальные отчисления. Если я отдаю государству треть своей выручки, мне кажется, имею право на качественный сервис, на то, чтобы администрирование налогов не мешало моим бизнес-процессам. У меня и так головная боль; почему государство, существующее за мой счёт, должно мне её добавлять?

То есть результаты борьбы с коррупцией в ГФС и превращение налоговой в сервисную службу, о которых дружно рапортуют чиновники, вас пока не впечатляют?

— Борьба с коррупцией, как она происходит в Украине, это борьба с высокой температурой при воспалении лёгких. Коррупция лишь последствие, симптом несовершенства системы.

Можно наглотаться таблеток, и на время температура спадёт, так же можно бороться с коррупцией, не затрагивая системы, которая её порождает. Но чтобы выздороветь, нужно бороться с инфекцией — с несовершенством законодательства, которое приводит к коррупции.

Главная причина коррупции — отсутствие свободных рынков в Украине. Государство по-прежнему играет слишком большую роль в жизни страны.

Чиновник нас лечит, чиновник нас учит, чиновник строит нам дороги, чиновник управляет тремя тысячами госкомпаний. По сути, Украина так и не вылезла из Совка. Советская модель экономики немного трансформировалась, немного деформировалась, но осталась прежней. То, что раньше было де-юре государственным, теперь ушло связанным с государством олигархам. Но при этом всё по-прежнему контролируют чиновники.

А вдруг найдём! Поперешнюк уверяет: товаров с заниженной таможенной стоимостью на складах "Новой почты" быть не может. Все посылки куплены за безнал

Об улучшении бизнес-климата

Почему же в таком случае предприниматели не объединяют усилий, чтобы что-то изменить? Предприниматели во всех странах — двигатель реформ.

— На первый взгляд, пассивность украинских предпринимателей — парадокс. Но объясняется он предельно просто. Большая часть отечественного большого, а также олигархического бизнеса заинтересована в том, чтобы в Украине было сложно делать бизнес. Это помогает избежать конкуренции.

Из-за налоговиков и прочих проверяющих бизнес-среда в Украине напоминает террариум. Украинские компании уже как-то приспособились существовать в нём. Но у большинства западных компаний "договорняки" с чиновниками противоречат бизнес-модели. Эти компании ориентированы на создание ценностей и работу с клиентами, а не переговоры с условным пожарником. Поэтому они просто не заходят сюда.

Если в Украину начнут массово заходить западные компании, возрастёт конкуренция, упадут цены, придётся платить более высокие зарплаты… В условиях "дикой" конкуренции предприниматель на свой страх и риск за свои деньги вынужден постоянно рисковать, ночами не спать и думать, как ему хоть что-то заработать.

В высококонкурентной среде многие из украинских бизнесов умрут или сильно "похудеют". Хотя сейчас на фоне слабой конкуренции они выглядят неплохо. Поэтому их владельцам нет смысла бороться за увеличение конкуренции, если они уже научились жить в украинских реалиях и особо не напрягаясь получают неплохую маржу.

За облегчение условий ведения бизнеса в стране должен бороться гражданин, обычный наёмный рабочий, потому что именно он главный выгодоприобретатель либерализации бизнес-среды. Как я уже говорил, повышение конкуренции — это рост зарплат и снижение цен, и выигрывают от этого в первую очередь наёмные работники.

При какой из властей вам было легче работать?

— Ой, это как в анекдоте: у пенсионера спрашивают, когда ему лучше всего жилось. В сороковые. Почему, если тогда были лагеря и война? Потому что я тогда был молодой и красивый... Если серьёзно, на этот вопрос нельзя ответить однозначно. Например, при Януковиче было относительно легко работать, но было опасно. Я не мог тогда позволить себе писать откровенные посты в Facebook.

Вообще при всех властях для меня главной проблемой бизнеса была очень низкая квалификация работников. И эта проблема не решается. Практически по всем специальностям дефицит компетентных людей. У нас сейчас созданы три корпоративных университета: для линейных работников и операционных менеджеров, для специалистов и менеджеров среднего звена и для малых предпринимателей, для наших клиентов. Все свободные ресурсы мы вынуждены тратить на улучшение бизнес-образования как сотрудников, так и клиентов.

Назовите маркеры, по которым вы смогли бы судить, что изменения в стране идут и бизнес-климат улучшается.

— Тотальная приватизация госкомпаний. Приватизация или концессия всей инфраструктуры, дорог, портов, аэропортов, газотранспортной системы. Деолигархизация и демонополизация энергетики и добычи полезных ископаемых. Снятие моратория на продажу земли. Радикальное снижение Единого социального взноса и налогов. Если это произойдёт, конкурентоспособность украинской экономики начнёт стремительно расти.

 Фокус