За что судят украинских «чекистов»

В прошлом году по делам о получении взяток украинским сотрудникам спецслужб было вынесено не менее шести приговоров.
15 февраля Киево-Святошинский районный суд Киевской области вынес первый в этом году обвинительный приговор сотруднику спецслужб, которым оказался капитан Службы внешней разведки Украины.

Правда, совершенное им преступление не было связано со шпионскими комбинациями, поскольку работа осужденного была далека от разведочной романтики. Он был начальником одного из интендантских подразделений Управления материальных ресурсов и логистики СВРУ, а попался, смешно и сказать на чем, — на махинациях с закупкой комплектов форменной одежды, которыми Службе был причинен ущерб на сумму 331 тыс. грн.

Такую сделку он провернул с молоденькой директрисой одного фиктивного общества с ограниченной ответственностью. Она, согласно расходным накладным, якобы поставляла на ведомственный склад вещевое имущество, а он его якобы проверял и ставил на учет, а затем предоставлял в финансово-экономическое Управление СВРУ счета, которые оплачивала Государственная казначейская служба Украины.

Как ни странно, но обвинение ему было предъявлено не в растрате или присвоении путем злоупотребления служебным положением, а всего-навсего в служебном подлоге. Наказание назначено такое, что можно лопнуть со смеху: 8500 грн штрафа и два года условного служебного ограничения для военнослужащих с ежемесячным удержанием в пользу государства 15% зарплаты.

Причем, к судье Мирославе Омельченко никаких претензий быть не может, поскольку ей поступило уже готовое соглашение о признании виновности между обвиняемым и прокурором Главной военной прокуратуры ГПУ Б. Осыченко, в котором уже было названо согласованное сторонами наказание, поэтому судье практически не оставалось ничего другого, как утвердить его.

Интересно, что капитан не был лишен права на какой-либо срок занимать определенные должности или заниматься определенными видами деятельности — он не был с позором изгнан со службы и в дальнейшем будет служить в рядах украинских разведчиков.

Также в приговоре ни слова не сказано о возмещении причиненных убытков в порядке гражданского иска — очевидно, это повесят на молоденькую подставную директрису, судебное производство по которой еще продолжается.

Понятно, что с такой разведкой наше государство далеко не уедет, и этот случай побуждает хотя бы поверхностно ознакомиться с криминогенной ситуацией в украинских спецслужбах, к числу которых можно отнести СБУ, СВРУ, Управление государственной охраны и Госспецсвязи.

Если верить официальному сайту Генеральной прокуратуры Украины, то в течение трех лет после свержения режима Януковича за совершение тех или иных преступлений к уголовной ответственности был привлечен 41 «чекист», причем, по 18 из них уголовные производства с обвинительными актами были направлены в суд. В частности, по таким преступлениям, как взяточничество или вымогательство, соотношение, соответственно — 20 и 8. Но в публичных реляциях ГПУ написано почему-то только об одном приговоре, и тот был за совершение дорожно-транспортного происшествия. А между тем, по данным Единого государственного реестра судебных решений, только в прошлом году по делам о получении взяток украинским «чекистам» было вынесено не менее шести приговоров. Поэтому считая своим долгом восполнить этот пробел, предлагаю читателю краткую информацию об обстоятельствах совершения преступлений этой категории.

«Миротворец» из зоны АТО

Начать, наверное, стоит с самого смешного приговора, чтобы не было так скучно читать остальные. Впрочем, в хронологическом плане он тоже оказался первым: 12 февраля 2016 года Дзержинский городской суд Донецкой области вынес его старшему оперуполномоченному Артемовского горотдела УСБУ. Еще в сентябре 2015 года этот офицер взял на крючок двоих сотрудников полка милиции ГУМВД Украины Киевской области и сообщил им, что на них в Дзержинском горотделе внутренних дел есть компромат, в частности о том, что они участвовали в каком-то разбойном нападении. И поскольку, мол, он как сотрудник спецслужбы поддерживает дружеские отношения с начальником этого горотдела, то может за взятку в сумме 350 тыс. грн договориться с ним, чтобы это дело было закрыто.

9 октября 2016 года во время контролируемой передачи средств злоумышленника задержали. Ему было сообщено о подозрении по ст. 369² УК (злоупотребление влиянием), и судом избрана мера пресечения в виде залога в сумме 110 тыс. грн. Еще через три месяца он заключил соглашение с военным прокурором Донецкого гарнизона А. Коцюбой, где было определено согласованное сторонами наказание — 17 тыс. грн штрафа без лишения права работать в правоохранительных органах. Суд соглашение утвердил.

В приговорах с соглашением о признании виновности обычно очень сжато рассказывается об обстоятельствах, предшествовавших совершению преступления. Однако несложно догадаться, что у киевских милиционеров, которые стали объектом взятки, действительно не все было ладно в отношениях с законом. Об этом можно судить по резолютивной части приговора, которой постановлено конфисковать 350 тыс. грн, изъятых у подсудимого во время задержания.

Обычно в таких случаях, когда определяется судьба вещественных доказательств, судьи пишут «вернуть законному владельцу». Ведь предварительно идентифицированные денежные средства, используемые для проведения контролируемой передачи, могут иметь два источника происхождения: либо их берут из кассы того правоохранительного органа, который проводит операцию, либо их предоставляет заявитель. Поэтому конфискованы они могут быть только у заявителя и только в том случае, если он не является их законным владельцем.

Но не стоит удивляться: на войне как на войне, а она иногда закручивает такие сюжеты, что Агате Кристи и не снилось. Настоящие герои могут в свободное от стрельбы время подрабатывать контрабандой, патриотически настроенные контрабандисты могут активно поддерживать волонтерское движение, а «робин гудов» там развелось столько, что от них уже и прохода нет.

Капитан безопасности решал земельные вопросы

Если говорить о приговорах, вынесенных за преступления, совершенные сотрудниками СБУ уже в постреволюционные времена, то их всего два. О первом мы только что рассказали, второй был вынесен 8 августа 2016 года Ровенским городским судом.

Подсудимый — старший оперуполномоченный отдела контрразведывательной защиты экономики Управления СБУ в Ровенской области. Он тоже заключил с военным прокурором соглашение о признании виновности, а потому текст вердикта содержит сравнительно краткую информацию. Известно, что этот служащий систематически «доил» одну из местных сетей газовых заправочных станций и, по подсчетам следователя прокуратуры, надоил с ее руководителя 20 тыс. грн и 400 л газа в виде талонов.

Как сказано в тексте приговора, за создание благоприятных условий при ведении хозяйственной деятельности, то есть неосуществление контроля, непроведение проверок и т. д. Опера разоблачили 31 марта, а его действия квалифицировали по ч. 1 ст. 368 Уголовного кодекса Украины, в которой говорится о получении неправомерной выгоды без отягчающих обстоятельств. В ходе непродолжительного следствия он согласился на штраф в сумме 20 тыс. 400 грн, и суд утвердил соглашение.

Что касается третьего по счету приговора, то в этом случае трудно сказать, когда именно было совершено преступление — до революции или после. Подсудимый в производстве — оперуполномоченный УСБУ в Хмельницкой области, капитан безопасности — в силу определенных обстоятельств имел какое-то влияние на руководство местного Главного управления Госгеокадастра, а потому довольно живо решал бизнесменам различные земельные вопросы.

Его поймали 9 июля 2015 года после того, как он получил 5 тыс. долл. за выделение в частную собственность двух участков сельскохозяйственного назначения: один площадью 2 га в Каменец-Подольском районе на территории Национального природного парка «Подольские Товтры», второй — 45 га — в Староконстантиновском районе.

21 декабря 2015 года он заключил с прокурором военной прокуратуры Хмельницкого гарнизона соглашение о признании виновности, которое в тот же день было утверждено приговором Хмельницкого горрайонного суда, и получил наказание в виде 25 тыс. 500 грн штрафа. Пока этот офицер находился под следствием, прокуроры уговорили его признаться еще в одном преступлении. В частности в том, что в июле 2013 года он получил от основателя сельскохозяйственного ООО «Проминь» 240 тыс. грн за решение вопроса о выделении ему земельных участков в Старосинявском районе. 20 мая 2016 года, тоже вследствие утверждения аналогичного соглашения, он был приговорен тем же судом по той же статье (369² УК) к штрафу в сумме 22 тыс. 100 грн.

«Сумасшедший» куратор военного завода

Самое старое по временным рамкам преступление этой категории освещено в тексте приговора Дарницкого районного суда Киева от 6 апреля 2016 года. В этом случае на скамью подсудимых сел старший оперуполномоченный Управления военной контрразведки Департамента контрразведки СБУ, майор, который осуществлял оперативное обеспечение Государственного предприятия Министерства обороны Украины «Киевский ремонтный завод «Радиан». То есть, был его куратором, или, как говорят в народе, «особистом».

В 2009 году он накопал информацию о том, что руководство этого предприятия причастно к хищениям вверенного ему имущества, а потом, как Остап Бендер, предложил директору завода «купить» у него папочку с компроматом всего-навсего за 10 тыс. долл. Но директор посчитал, что ему дешевле будет рассказать обо всем сотрудникам Управления внутренней безопасности, которые организовали оперативную комбинацию, и 20 апреля 2010 года злоумышленник был задержан сразу же после получения первой половины взятки в сумме 40 тыс. грн.

После разоблачения «на горячем» майор во всем признался, и постановлением военного суда Киевского гарнизона ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей на гауптвахте Центрального управления Военной службы правопорядка по г. Киеву. Но там взяточник неожиданно начал проявлять признаки душевной болезни, в результате чего был помещен в психиатрическую больницу, откуда через месяц был выписан ввиду явного улучшения здоровья. Но сажать в тюрьму снова его уже не стали, и до самого вынесения приговора он находился на подписке о невыезде. В сентябре того же года его уволили из СБУ с вполне нейтральной формулировкой — «по состоянию здоровья».

На суде майор отказался от всех своих признательных показаний, заявив, что давал их под воздействием сильнодействующих транквилизирующих, седативных и снотворных препаратов. Следствие по делу тянулось целых шесть лет, но в конце концов суд признал его виновным в получении взятки (ст. 368 УК) и назначил наказание в виде трех лет условного лишения свободы с испытательным сроком два года.

Опер отсидел срок, так и не дождавшись приговора

Очередной наш герой — старший оперуполномоченный отдела контрразведывательной защиты экономики УСБУ в Винницкой области, майор безопасности.

В начале 2011 года ему бросилось в глаза некое ООО «Агросоюз-Подолье», расположенное в городе Хмельнике, которое занималось продажей химических средств защиты растений. Откуда-то опер получил информацию о том, что его директор, пользуясь покровительством начальника местной милиции и руководителей профильных подразделений райгосадминистрации, реализует предприятиям аграрного сектора контрабандные препараты. Доложив об этом руководству, он получил добро на оперативную разработку, в июле 2012 года получил решение Апелляционного суда Винницкой области о разрешении на выемку документов, а в октябре того же года устроил на офис фирмы налет, который в народе обычно называют «маски-шоу».

Изъяв полный мешок нужных и ненужных документов, майор через юриста этого ООО вскоре начал переговоры с его директором. Обещал, если ему дадут «на лапу» 30 тыс. долл., вернуть всю документацию, без которой практически была парализована вся хозяйственно-договорная работа фирмы. А если не дадут, то, мол, начнет уголовное преследование по ст. 321 УК (незаконное приобретение и сбыт ядовитых или сильнодействующих веществ), в результате чего директора могут приговорить к восьми годам лишения свободы.

Бизнесмен, получив такое предложение, посоветовался со своим давним знакомым пенсионером, который когда-то работал в КГБ, и пришел с заявлением в Управление внутренней безопасности этого ведомства. А 21 июля 2013 года взяточник был задержан сразу же после получения предварительно помеченных купюр.

Уличенному майору сообщили о подозрении по ч. 2 ст. 368 УК, и суд определил ему меру пресечения в виде содержания под стражей. Там он и просидел ровно три года, пока шло досудебное и судебное следствие. Дольше держать его в заключении запрещал закон: поскольку минимальная санкция этой статьи составляла шесть лет лишения свободы, а опер, отсидев половину этого срока в условиях следственного изолятора, но так и не дождавшись приговора, должен был быть освобожден в соответствии с так называемым законом Савченко.

Поэтому 22 июля 2016 года его и выпустили из тюрьмы под подписку о невыезде. А меньше чем через месяц, 12 августа 2016 года, Хмельницкий районный суд Винницкой области наконец вынес обвинительный вердикт бывшему оперу: пять лет условного лишения свободы с испытательным сроком три года.

Как оправдали следователя

Единственный в этом списке оправдательный приговор был вынесен 28 марта 2016 года Октябрьским районным судом Полтавы следователю следственного отдела УСБУ в Харьковской области.

В июне 2012 года ему поручили расследовать дело мужчины, задержанного за контрабанду наркотиков. Согласно версии следствия, старший лейтенант юстиции позволил подследственному позвонить своему товарищу, а тот быстро приехал под здание УСБУ решать вопросы. Встретившись в парке, он передал офицеру 1000 долл. за то, что он сегодня же выпустит контрабандиста на подписку о невыезде, и пообещал через несколько дней передать еще 2000 долл. за то, что тот будет расследовать дело так, чтобы его другу дали условное наказание.

Следователь свое обещание выполнил и выпустил злоумышленника, но когда «решала» передал ему оставшиеся деньги, молодого чекиста сразу же задержали сотрудники УБОП ГУМВД Украины в Харьковской области, которые действовали под руководством прокуратуры. Пойманный с поличным сотрудник СБУ очень быстро во всем признался, а когда его тоже выпустили на подписку о невыезде, начал все отрицать и заявил, что деньги ему подбросили.

Судя по тексту приговора, доводы стороны защиты выглядели очень неубедительно и напоминали сказку про белого бычка. Ну а что касается судьи Александра Струкова, то он не очень-то и старался опровергнуть аргументы стороны обвинения, зато весьма подробно обосновал, что в этом случае со стороны прокуратуры и УБОПа имела место провокация преступления.

Формальным поводом для оправдания стала неприметная деталь, на которую при других обстоятельствах он вряд ли обратил бы внимание. Дело в том, что, начиная расследование, следователь прокуратуры то ли забыл вынести постановление о принятии уголовного дела к своему производству, то ли забыл подшить его к материалам. Это и дало судье основание для того, чтобы признать все доказательства в этом производстве ненадлежащими, поскольку они были собраны не уполномоченным на их сбор лицом.

Апелляционный суд Полтавской области оставил этот приговор без изменений.

Юрий Котнюк, Ракурс