Т. Козаченко о люстрации и мифах вокруг нее

Козаченко 1

За полтора года работы в Министерстве юстиции директора департамента по вопросам люстрации Татьяну Козаченко стали называть главным люстратором страны. Несмотря на то, что фактически, по закону, Минюст не наделен правом проводить люстрацию, а лишь обязан обеспечить прозрачность данной процедуры, чиновники, попавшие в люстрационный список, благодаря работе на руководящих должностях во времена сбежавшего экс-президента страны Януковича, мечтая снова вернуться в исполнительную власть, главным объектом для травли считают именно ее. Сама Татьяна признается, что научилась спокойно относиться к нападкам оппонентов, поскольку они помогают и ей, и закону о люстрации оставаться в центре общественного внимания. «Главная по люстрации», как окрестили ее общественники и журналисты называет себя перфекционисткой, но при этом строго добавляет, что не надо путать с идеалистом. 

На первый же вопрос, почему в люстрационном списке сейчас всего 924 человека и сколько планируется добавить в него до конца года, поскольку именно тогда заканчиваются проверки по действующим чиновникам, которые работали во время режима Януковича и продолжают пребывать в государственных органах сейчас, Татьяна сразу переходит в наступление. И в ближайшие полчаса мы говорим о главных мифах закона о люстрации. Поскольку информационное пространство заполнено разными вариациями сути закона, Hubs для удобства читателей структурировал ответы «главного люстратора» Украины, разделив их на 6 основных ошибочных представлений о работе закона. Объяснения по каждому мифу были выбраны из ответов Татьяны Козаченко.

Миф 1. Минюст – государственный орган, проводящий люстрацию

– Министерство юстиции никогда не являлось органом люстрации, точнее, Министерство не принимает решение о люстрации лиц других государственных органов. Люстрация проходит по системе децентрализации. Люстрационная проверка возлагается на руководителя органа, к полномочиям которого относится увольнение c должности лица, относительно которого проводится проверка. Более того, чтобы вы понимали, я, как глава департамента по вопросам люстрации, не имею даже права подписи.

Это первый миф, когда меня называют главным люстратором, это не имеет ничего общего с реальностью. Минюст – орган, обеспечивающий порядок проведения проверки. По сути, мы выступаем публичной площадкой между гражданами, организациями, государственными учреждениями и коммуникаторами с общественным советом, состоящим из 12 человек, куда входят журналисты и общественные деятели.

Я сейчас вам объясню ключевые моменты процесса люстрации.

На самом деле люди понимают под люстрацией процедуру справедливости, ответственности и наказания тех людей, которые довели страну до такого критического состояния. А в реалии процедура люстрации определяет ограничения доступа к государственным должностям и не назначена решать вопрос качества новых назначений, она решает исключительно вопросы временного закрытия доступа к государственным должностям тех людей, у которых выявлены определенные законом критерии, составляющие риск для молодой демократии.

Органом люстрации является не Министерство юстиции, а тот орган, который имеет право назначать и увольнять именно такое лицо. И он же проходит проверку. Даже наличие условий, которые закрывают доступ к государственным должностям, определяются на уровне условий, проверяемых отделом кадров. Например, запрет доступа к государственной должности вследствие того, что человек работал на наивысших должностях в государственных ведомствах не менее года во время президентства Януковича, определяется из личного дела, трудовой книжки.

 Ну, трудовую книжку можно…

– Не можно. Если человек работал на государственной должности, он не сможет это скрыть. Кроме того, вы не забывайте №358, №366 статьи уголовного кодекса «подделка документов» никто не отменял.

 Это еще нужно доказать…

– Законы действуют на принципах добропорядочности. Для того, что «нужно доказать», в данном контексте существуют правоохранительные органы. Подделка документов — преступление и нет смысла чиновникам идти на это, они прибегают к более легальным инструментам, получая индульгенцию от люстрации в судах.

 По поводу второго критерия — имущественной проверки. Есть статистика?

– Именно этот критерий был практически нивелирован как основание люстрации. Ключевую роль в этом играют органы ГФС. Они уже провели более 300 тысяч проверок, однако люстрация по имущественному критерию — единичные случаи. Так, все судьи Верховного суда по декларациям прошли люстрационную имущественную проверку и из 46 случаев налоговая не выявила имущества, не подтверждённого законными источниками доходов судей. «Не выявляются» имущественные претензии к судьям у ГФС.

Давайте расскажу, как происходит сам процесс люстрационной проверки. Например, в ГПУ Генпрокурор назначает  структурное кадровое подразделение  провести проверку. Сначала сотрудники ГПУ пишут заявление на согласие прохождения проверки и заполняют декларацию. Неподача заявления — основание для увольнения. На основании трудовой книжки проверяются должности, которые занимало лицо, и срок пребывания на них. Если уровень должностей и сроки их занимания не совпадают  с ограничениями по закону, делаются запросы  в СБУ относительно работы в КГБ, ГРУ (для рожденных до 1973 года), ГФС на проверку декларации. Любое обнаружение критериев, определённых законом, при котором применяется люстрация, в том числе содержащихся в ответах СБУ, ГФС, является основанием применения запрета к проверяемому лицу, его увольнения, внесения ведомостей о таком лице в специальный реестр. Если не обнаружены критерии люстрации, орган люстрации составляет справку, которая помещается в личное дело проверяемого.

Для того, чтобы процедура была прозрачной, государственные органы размещают  на сайте данные лиц, которые в нем работают и проходят проверку, обязательно прикрепляют к информации копию заявления на проверку и декларацию такого лица. То есть процесс люстрации построен на публичности. Чтобы заставить закон работать, нужно сделать процедуру публичной, это основной мотиватор для  государственных органов  исполнять закон.

Миф 2. Закон о люстрации — навсегда

– Люстрационное законодательство не является частью постоянного действующего национального законодательства какой-либо страны. Это временные меры, которые используют страны в исключительных случаях. Например, в такой критической ситуации, как сейчас, когда государство с целью защиты регулирует доступ к государственным должностям через повышенные условия.

Законодательство Украины не предусматривает, как поступать в случае побега президента, в Конституции написано, что никто не может узурпировать власть, но в законодательстве нет прописанного  алгоритма РАЗузурпации власти. Как при таких событиях восстановить соблюдение прав и свобод гражданского населения, когда полномочия по  урегулированию порядка, осуществлению правосудия, находится в руках органов и их должностных лиц, которые, в первую очередь, ответственны за массовые нарушения этих прав?

Именно государственные органы утратили доверие население, их функции давно направлены на поддержание властных интересов, а не законов, не прав и свобод людей.

Когда дискредитированы правоохранительные органы, суды, различные государственные структуры, когда уровень коррупции, политического и административного влияния является повсеместным и очевидным для граждан, как государству для собственного самосохранения и удержания в рамках правопорядка населения возмущенного ситуацией,  обеспечить новые кадровые назначения, перезагрузить управление, реформироваться?

Каким образом те, кто долгое время являлся частью финансово-политико-административно коррумпированной системы, должны проводить расследования или давать оценки собственным действиям или подчинённым, которые исполняли их же распоряжения?

Какие основания увольнения руководящего состава таких чиновников? Расследования в рамках уголовной юстиции? Кто это будет делать? Они же? Правоохранительные органы, суды, которые не обновились ни в кадровом составе, ни в системе работы?  А сколько времени понадобится? Годы?  А каковы шансы устранения при этом кризисных последствий такого управления и шансы людей на должное функционирование государства? Чиновники не получают должности в частную собственность, а интересы 40 миллионов людей на нормальное государство непропорционально выше и важнее, чем право чиновника на конкретную должность. Государство имеет право регламентировать условия доступа к государственной службе в законодательном порядке и не ограничивает право работы людей, которые не подходят по критериям к государственной службе, в других сферах. Точно так же, как не гарантируется очень хорошим добропорядочным профессионалам  трудоустройство в государственные органы.

Не содержит Кодекс законов о труде оснований увольнений чиновников вследствие общей коррумпированности системы, вследствие факта массовых убийств сотни гражданских жителей, когда нарушения прав и интересов людей как раз и проводились государственными органами совместно. Какие основания отстранения руководства  СБУ, ГПУ, МВС, других министерств, налоговых таможенных органов, живущих несоразмеримо лучше, чем позволяют их бюджетные зарплаты?

При том, заметьте, что каждый новый президент, приходя на должность, не принимал работающий государственный аппарат профессионалов, а оперативно проводил работу на назначение на все ключевые должности лояльных, «своих» чиновников. Каждый президент делал «свою люстрацию» шире, удобнее и умнее и специальных законов не надо. Это в «традициях». Только вот в 2014 президент убежал, а весь «прозрачно назначенный, конкурсный, не запятнанный, не заинтересованный» аппарат остался.

При люстрации речь идет о том, чтобы временно отстранить от государственного управления часть должностных лиц только государственных структур  прозрачными процедурами. Ведь речь идет вообще о наладке жизни самой страны. В такой ситуации закон о люстрации, как фильтр, предполагает по простым, объективным критериям, временно отстранить от доступа на государственные должности тех, кто уже их занимал. Притом он не ограничивает работу таких людей в какой-либо  другой сфере, а только на государственной службе, госдолжностях.

При этом люстрация не распространяется на избирательные должности, там, где прямое избирательное право людей, не голосуйте за того, кому не доверяете – это и будет народная люстрация. 

Миф 3. Люстрации подлежат сотни тысяч чиновников по всей стране

– Очередной миф, что проверке подлежат все, кто занимает государственные должности, а люстрации только те, по которым буду выявлены критерии, указанные в законе. Проверяются более 300 тысяч государственных чиновников, но по основным критериям «занимание наивысших должностей не менее года или во время акций массовых протестов зимы 2013-2014» приблизительно соответствует — 5000 чиновников. Это меньше, чем 2%. Но именно через эти 2 процента  проходило во времена Януковича процентов 80  всех «законных» решений. Именно они должны были обеспечить законность работы возглавляемых  органов и направлений их деятельности. При всех возмущениях о люстрации и попыток дискредитации этого института, недовольство высказывают именно представители государственных органов и олигархических СМИ. За полтора года действия Закона в специальном люстрационном реестре не 5000 людей, а 923.  Потому что запрет применяется к тем, кто пребывает на госдолжности, или претендует на нее. Если чиновник уволился до проверки, не пребывает на должности, не претендует на должность – нет смысла его люстрировать. А если он будет претендовать на государственную должность – обязан пройти проверку, как все. И тогда люстрационные критерии будут выявлены и применен запрет на работу в госструктурах.

 То есть, они все спрятались?

– Можно и так сказать, хотя правильно — они не пребывают на госдолжностях, возможно некоторые и не желают. Но пока действует закон, они не смогут вернуться на госслужбу. Они не могут быть даже патрульными в полиции.  Но есть другие, которые умудряются прятаться, будучи на должностях.

Я Вам могу объяснить люстрацию и с помощью чисел.  Но для понимания  стоит обозначить ключевые критерии, при соответствии которым закрывается доступ к государственным должностям.

Это:

—  пребывание не менее года на самых высоких должностях во время президентства Януковича;

—  или на таких же высоких должностях во время Революции достоинства без увольнения в тот период по собственному желанию;

— осуществление сотрудниками правоохранительных органов  и судьями репрессивных действий против активистов во время  Революции достоинства;

— эксработники КГБ или ГРУ, или коммунисты времен СССР за должностью не менее секретаря райкома, такая должность не занималась без согласия КГБ. В тот момент, пока есть акт агрессии со стороны России как правопреемника КГБ, этот критерий играет немаловажную роль.  Это не значит, что человек все еще сотрудничает со спецслужбами. Государство не должно доказывать, сотрудничает или нет, но оно видит риски, что когда есть акт военной агрессии, в допуске к государственным должностям человека с таким критерием оно не нуждается;

— имущественный критерий, когда декларант не подтвердил законные источники приобретения имущества за время государственной службы.

Остальные критерии применяются только при наличии судебных решений относительно лица. Это если кратко пояснять.

Итак, возвратимся к цифрам. Как пример, в органах прокуратуры на момент вступления закона в силу было 20 000 сотрудников. Как определить, сколько прокуроров, работавших в 2010-2014 годах на руководящих должностях, соответствуют критерию по должностному признаку? Уровень должностей определён в законе. Для прокуратуры: генпрокурор, его замы, руководители и их замы в самостоятельном структурном подразделении центрального аппарата, прокурор области и его замы, во время зимы 2013-2014 прокуроры районов Киева и их замы.

Для понимания: невозможна в области масштабная коррупция, системное нарушение прав человека, если первое лицо прокуратуры области  и его замы надлежаще обеспечивают руководство областной прокуратурой и выполнение функций, согласно законодательству. Да, много рядовых исполнителей, но именно первые лица обеспечивают руководство ведомством, имеют право подписи и принимают итоговые решения.

Мы по собственной инициативе сделали специальную таблицу с реестром всех люстрационных должностей в прокуратуре, где каждый желающий может увидеть кто, когда и сколько времени на них находился  во время правления Януковича.

Было выявлено, что в прокуратуре  таких должностей 404. А на них пребывало в соответственный период во времена Януковича 409 прокуроров. То есть, по должностям, по главному критерию, это примерно 2% от общей численности.  Это те, кто попадает под критерии закона и на кого распространяется запрет работы на государственных должностях. 2%!

Затем мы решили проверить, кто из этих 409 человек сейчас реально пребывают в прокуратуре? Выявили, что 6 человек прячут в киевской области (это экс-руководители киевских районных прокуратур), приблизительно у 2 людей не идентифицирована биографическая информация по должностям,  4 человека — имеют судебные решения, которые их «освободили» от люстрации. Итак, по 409 прокурорам  выявлены критерии люстрации, и только 12 из них работают в органах прокуратуры. При этом судебные решения, о которых я упомянула, — это формат узаконенной возможности «ухода» чиновников от люстрации.

 Обвинительные?

– Нет. Судебные решения, которые говорят о том, что должностные лица «больших» должностей вообще не подпадают под люстрацию, закон на них не распространяется, они могут быть и далее на должностях. И такие люди пребывают на должностях в госорганах, в том числе в прокуратуре, прикрываясь судебными решениями.

 Они заранее их подготовили?

– Нет необходимости делать что-либо заранее, особенно, когда никто из «посторонних» общественности не знает о судебном рассмотрении, сам государственный орган «люстратор» откровенно подыгрывает чиновнику, который подлежит увольнению, и в суде, формально являясь разными сторонами процесса, по факту истец-чиновник и ответчик-госорган ведут слаженную договорную позицию, а суды «забывают» решение суда разместить в едином реестре судебных решений.

Такие яркие примеры не носят массовый характер, но по уровню должностей чиновников, которых «узаконивают» такие судебные решения, демонстрируют способность системы защищаться путем, можно сказать, «сговора».

— Яркие примеры?

Примеры? Исполняющий обязанности прокурора Киева – Олег Валендюк, глава фискальной службы Киева – Людмила Демченко, глава фискальной службы Днепропетровкой области Василий Андрухив, ректор Университета государственной фискальной службы Украины – Владимир Пашко, зам НБУ – Борис Приходько.

Вот представьте, что Олег Валендюк 4 года был заместителем самостоятельного структурного подразделения представительства генеральной прокуратуры в судах Украины. Вот как раз все решения в административных судах, на основании которых разгонялись люди с применением силы, курировались этим департаментом.

Козаченко 2

Для вашего понимания, 19 февраля 2014, даже не до расстрела, и не после, а в день расстрела людей Пшонка назначил ему денежную премию «за решение сложных задач  прокуратуры во время акций массовых протестов». Прокурора не только не уволили, ему отдали в руководство прокуратуру Киева. При этом, представьте, что закон о люстрации вступил в силу 16 октября 2014 года, а уже на следующий день у него был иск, и он получил сначала определение суда, запрещающее его увольнять, а затем такое же судебное решение. Этого решения не было в судебных реестрах. Его прятали. Полгода. Генеральная прокуратура на суды не ходила, апелляцию не подавала, а это решение сразу положила в личное дело и назначила его на более высокую должность. Это говорит о том, что есть заинтересованность вышестоящих людей в этом чиновнике и его дальнейшем пребывании на должности. После того, как это было выявлено, это судебное решение сразу появилось в судебных реестрах. Минюст обжаловал это решение в апелляции. Но  нам сказали, что Министерство юстиции – как орган, который обеспечивает реализацию и формирование правовой политики государства, орган, который обеспечивает порядок проведения люстрационных проверок и ведет реестр лиц, к которым применена люстрация, не имеет нарушенных прав и интересов в люстрационных делах, поэтому мы не можем обжаловать это решение. Мы подали кассацию. Кассация сделала то же самое. То есть суды пускают Министерство юстиции в люстрационные процессы избирательно.

В реестре лиц, к которым применены запреты  на сегодняшний день, нет даже тысячи лиц, там 923  человека. А вот  судебных дел больше тысячи. И, как правило, судьи более полтора года отказываются рассматривать люстрационные дела, они их приостанавливают до решения Конституционного Суда. Остановили тысячу дел, но по ряду «наивысших, наинтереснейших» смогли вынести решение без приостановления дела и, конечно, в пользу таких чиновников. 

Миф 4. Закон о люстрации направлен на «крупных рыб»

– Закон не направлен, по сути, на человека или его «очищение». Неважно, «крупная рыба» он, или нет. По закону очищению подлежат не люди, а государственный аппарат. Проверяется существующая должность в государственном органе, чтоб на ней не находился человек, который подпадает под критерий, который закрывает доступ к государственной службе. Это не устанавливает, что он плохой или хороший. Просто при наличии такого критерия государство пока не нуждается в его услугах. 

Миф 5. Закон о люстрации нарушает фундаментальные права человека

– 47 депутатов «экс-регионалов», которые обжаловали закон в конституционном суде,  утверждают, что закон нарушает конституционное право на труд, то есть фундаментальные права человека. Это неправда. Закон не запрещает людям работать в другой какой-то сфере. Закон говорит лишь о том, что временно запрещается работа в государственных органах. По Конституции государство обязано предоставлять равные права доступа всем гражданам к государственной службе, но определяет базисные условия такого доступа и не гарантирует всем обязательное предоставления государственной должности.

«Экс-регионалы» говорят, что это дискриминация. Ничего подобного. Дискриминации бывают разными. Так, запрещена дискриминация по полу, языку, возрасту, национальности. О чем это говорит? Это говорит о том, что, если вы не знаете украинского языка, это не значит, что вы не имеете права на судебную защиту или медицинскую помощь, государство обязуется предоставить вам переводчика в определенной процедуре. Но доступ к государственной службе регулирует другие понятия. Ведь до 18, в большинстве случаев после 65, вы не можете быть на государственных должностях, или если вы не гражданин Украины, если не владеете государственным языком, тоже. При этом никто не кричит о дискриминации по «языковой» принадлежности, для всех априори понятно, что госчиновник должен владеть украинским языком. То есть государство устанавливает критерии доступа на государственную службу, которые, несомненно, относятся к правам людей, но не фундаментальным. 

Миф 6. Венецианская комиссия выступила с критикой закона о люстрации

– Это риторика исключительно госчиновников, экс-регионалов и ряда олигархических СМИ, о том, что Венецианская комиссия негативно отнеслась к закону. Мы проработали совместной экспертной группой с Венецианской комиссией полгода. Кстати, проезд оплачивался ВК. Украина не тратила средств ни для работы экспертных групп в этом направлении, ни на разработки изменения к закону о люстрации, которые направлены на улучшения, в том числе, на усиление некоторых моментов.

Все забывают сказать, что заключения ВК носят исключительно рекомендационный характер и не устанавливают каких либо обязательств. Но даже в  окончательном  заключении от июня 2015 года ВК с оценкой проекта изменений №2695 к Закону обозначила: цели, которые преследует Закон – правомерные, включение в список люстрационной проверки судей Конституционного Суда не противоречит международным стандартам. После таких фраз не приходится говорить, что ВК очевидно не против люстрации, обозначив, что люстрация, как институт, не является нарушением прав человека.

Парламент же больше года не рассматривает проект №2695. В том числе, и парламентский комитет. И механизмов заставить их рассмотреть то, что разработано с учетом мнения  международных экспертов, – никаких нет.

Hubs