Может ли вырасти что-то здоровое в гнилой коррупционной среде?

Заседание конк. комиссии

Конкурсная комиссия. В центре - Александр Спасибко

Конкурс на должность директора «Департамента градостроительства и архитектуры» КГГА набирает обороты. 2 марта конкурсная комиссия определила 5 финалистов. Это А.Миргородский (как и предполагалось общественностью Киева, наиболее подходящий кандидат для нынешней власти, но категорически не воспринимаемый киевлянам, и есть за что), Ю. Скляренко (в прошлом главный архитектор Севастополя), С.Казарянц (один из разработчиков Генплана Киева до 2025 г.), С.Броневицкий (ставленник Л.Черновецкого, ныне директор КП «Киевгенплан»), И.Писарец (директор ООО «Архитектурный дом»). Назвать главного кандидата планировали 11 марта, однако, скорее всего,  процедура затянется.

Урбан-активист, член Совета общественных экспертов в сфере градостроительства Дмитрий Гурин, наблюдающий за процессом проведения конкурса, в статье «Главный архитектор Киева: Кто выбирает, кого выбирают, как и зачем?» в издании Украинская правда  отмечает, что в целом внутри чиновничьего аппарата нет четкого понимания целей конкурса. Нет также ясной стратегии и понимания целей развития города. Чиновники заняты балансированием коммерческих интересов. Конкурс не стал соревнованием стратегий. Профессиональная и этическая репутация большинства конкурсантов такова, что говорить о конкурентности в принципе нельзя. В стране с действующими (нормальными, -авт.) судами большинство кандидатов просто не попали бы на конкурс и не прошли бы проверку по критериям коррупционности, участия в разрушении исторической среды или участия в столкновениях застройщиков с громадой. Риск, что выбранный специалист не будет принят громадой, крайне высок. Запрос общества на изменения, новые практики и правила игры очень велик.

С выводами Гурина трудно не согласиться. Нужны изменения в системе управления Киевом как столицей государства, в перестройке структуры КГГА и кадровой политики (не должно быть конфликта интересов), в пересмотре численности, состава и регламента деятельности Киевсовета (более 100 вопросов рассматривать на одной сессии нельзя! Дай Бог - до 20, иначе страдает качество принимаемых решений). Оно и страдает. При существующей системе руководства городом главный архитектор Киева, каким бы он не был, попадет в ситуацию давно сложившихся коррупционных связей, в которой эффективно действовать нельзя – можно только аккуратно вписаться. И то, если есть остатки совести, то начнут одолевать болезни.

Учитывая все это, талантливые, неординарные архитекторы, которые есть в Киеве, не стремятся в главные архитекторы Киева. Хотя Киевская организация Национального союза архитекторов (КО НСАУ) насчитывает более тысячи членов! В.Кличко обращался к НСАУ с просьбой выдвинуть своих кандидатов на должность директора департамента – таких не нашлось, хотя руководство НСАУ старалось. Архитекторы предпочитают заниматься своей работой – реальным проектированием.

Попасть в коррупционную среду, где от тебя ничего не зависит, честные и порядочные люди не хотят. А КГГА с Киевсоветом такой средой и являются, и этому есть доказательства. Поэтому нечего удивляться составу претендентов на должность. Отсюда и А.Миргородский, который точно впишется в существующую систему взаимоотношений в КГГА.

Как в целом в стране, в Киеве нужно менять систему и принципы управления городом. Отдельно взятый главный архитектор Киева ничего изменить к лучшему не сможет. Кстати, С.Целовальник поначалу пытался, но его быстро поставили на место. Потом «вписался», но, говорят, болел.

Откуда «гниль»?

«Гнили» уже 20 лет. Она завелась в Главном архитектурном управлении (ГлавАПУ) КГГА в 1996 г, когда на должность начальника ГлавАПУ градоначальником Киева А.Омельченко был назначен Сергей Бабушкин (пустили щуку к карасям). К тому времени в Киеве уже начали формироваться кланы внезапно разбогатевших людей, которым нужно было куда-то вкладывать деньги. Строительный бизнес подходил идеально. Так образовалось крепкое и очень результативное (фатальное для исторического центра Киева) партнерство. У Бабушкина была своя, развращающая других киевских архитекторов, идеология: в Киеве можно строить все и везде – современные технологии позволяют это делать. Что потом случилось с Киевом, известно.

При этом главном архитекторе Киевсоветом активно выделялись участки под новое строительство на исторических территориях, в том числе и в буферных зонах памятников ЮНЕСКО. Землеотводы под строительство 1996-2003 гг. до сих пор дают о себе знать. При Бабушкине активно и открыто работал Градсовет, но его решения никто не принимал всерьез – это был орган «консультирующий» (так сказано в Положении о градсовете и по сей день) одного человека, который фактически, не имея никаких собственных достижений в архитектуре и градостроительстве, захватил власть в сфере градостроительства. И сделал он это путем угождения инвесторам – застройщикам от власти и при их поддержке – он был ими востребован. Бабушкину было позволено иметь свою архитектурную мастерскую и самому себе заказывать проекты. На конфликт интересов глава администрации Омельченко не обращал внимания – настолько был зависим от формирующегося в те времена кланового украинского олигархата.

Говоря о скандальном доме на днепровских склонах, рядом с Мариинским парком (ул. Грушевского, 9а), А. Омельченко утверждал, что его вынудили разрешить построить этот дом авторства С.Бабушкина. Я верю, что это было именно так. На одном из заседаний Строительного клуба (был такой) заместитель Бабушкина Эдуард Лещенко (одно время был и замом А.Омельченко) признался с горечью в том, что основной задачей ГлавАПУ является обслуживание богатых инвесторов - застройщиков.

Памятниками архитектору Бабушкину могут быть многие построенные при его участии объекты, но одними из самых одиозных являются шесть недостроенных высотных домов - башен на Троещине (начало строительства - 1999г.), которые до сих пор невозможно ввести в эксплуатацию из-за безграмотного проектирования.

ТР 2

Противостоять самодурству главного архитектора Бабушкина пытался Национальный союз архитекторов. В декабре 2002 г. на съезде НСАУ был поднят вопрос об увольнении Бабушкина и объявлении конкурса на должность начальника ГлавАПУ в начале 2003 г.

Президент НСАУ И.Шпара уже тогда отмечал, что на протяжении последних семи лет (!) застройка в Киеве ведется бессистемно: отведение земельных участков под застройку, их месторасположение, функции и этажность новых зданий и сооружений решаются с нарушением генерального плана и градостроительного законодательства. Практически все свободные участки в центре застроены и застраиваются новыми жилыми домами в 24-30 этажей, а не гражданскими зданиями, под которые резервировали эти площадки в генплане. Трагедия состоит в том, что такая практика уже отразилась на историческом облике Киева. Мы рискуем через несколько десятилетий утратить Киев как город богатого исторического наследия. Это говорилось в декабре 2002 г.!

В 2003 г. конкурс на должность начальника ГлавАПУ провели, но очень скромно. Опытные и талантливые архитекторы отказывались в нем участвовать, т.к. опасались оказаться в ситуации беспрецедентного давления со стороны уже обосновавшихся у власти разбогатевших олигархов, высокопоставленных чиновников, депутатов и др. личностей, тяготевших к строительному бизнесу. Так на должность попал чиновник Минрегионстроя В.Присяжнюк, который «вписался» в систему и по сей день в ней служит, но уже в другой должности.

Затем в 2009 г. В.Присяжнюка сменил «специалист» из «молодой команды» Л.Черновецкого - С.Броневицкий, который раскрыл свой «потенциал» при разработке инициированного градоначальником Генплана Киева до 2025 г.

Ну, а в 2011 г., не имеющего специального архитектурного образования С.Броневицкого сменил С.Целовальник, который поначалу верил, что сможет сделать что-то полезное для Киева. Он подписывал различные Меморандумы с общественностью (и не выполнял их), придумал программы «Самобытный Киев», «Днепровская жемчужина» (которые тоже не выполнял), любил объявлять конкурсы. При этом исправно делал то, ради чего и был назначен на должность: подписывал разрешения (согласования) на строительство, которые ему подсовывались. Одним из его «достижений» является упразднение публичной работы Градсовета. Когда, кем и какие проекты строительства рассматриваются в Департаменте и профессиональное мнение об их качестве общественности не известно.

Болото В.КличкоКличко НК

Главный архитектор С.Целовальник (такой, как есть) пригодился и В.Кличко, который не только не стал ничего менять в практике предыдущих градоначальников, но и превзошел их в циничности кадровых назначений. Борьба градоначальника за «смотрящего» от ПР А.Вавриша приняла анекдотический характер. На эту личность СМИ собрали достаточно обвинений в коррупции.

Письмо к В.Кличко от членов НСАУ о коррупционной деятельности заместителя директора Департамента градостроительства и архитектуры А.Вавриша – это был крик отчаяния. Архитекторы редко подписывают подобного рода обращения к власти. Но оказалось, что заместитель градоначальника провел свои расследования и заявил о неправдивости фактов, приведенных в письме – А.Вавриш чист. Кличко все же пришлось уволить этого чиновника, но упорство городского головы оставило неприятный осадок. Не теми людьми дорожите, господин Кличко.

В качестве своих замов глава КГГА видит исключительно инвесторов – застройщиков, которые на время становятся чиновниками, а затем, вероятно, получив от этой должности желаемое, возвращаются к своему прежнему строительному бизнесу (И.Никонов). Нынешний заместитель Кличко - господин А.Спасибко известен также своей прежней активной работой в строительном бизнесе. А как же быть с конфликтом интересов? Что, других людей нет?

В прошлом году разгорелся скандал с премированием высокопоставленных сотрудников КГГА. Да, зарплата работников КГГА чрезвычайно мала. Официальная зарплата Директора департамента градостроительства и архитектуры составляет 2792,7 грн, главного специалиста по режимно-секретной работе – 1248 грн и т.д. Это стимул к коррупции.

В КГГА выписываются сотрудникам (особенного директорам Департаментов) ежемесячные премии, суммы разные и принцип их начисления зависит от главы КГГА, что может быть использовано для манипуляций.  Откуда берутся деньги для премий? Как была рассчитана сумма зарплаты для главного архитектора Киева в 12 тыс грн в месяц (это объявлено в конкурсе)? Не следовало бы навести порядок в этой сфере?

С сохранением памятников архитектуры у В.Кличко совсем не получается – неприоритетное для КГГА направление работы. Управление охраны культурного наследия не в почете. После обрушения дома на ул. Б.Хмельницкого главе КГГА пришлось дать поручение своему заму найти все аварийные дома в Киеве.  Зам нашел более 100 домов, в которых опасно жить людям.

Но, господин Кличко, откройте глаза – на Контрактовой площади два года стоит полуразрушенное здание Гостиного двора! Городской голова (хозяин!) Кличко! Под Гостиным двором уже два года не засыпается котлован, в который проникает влага – он представляет опасность для метро! Почему Вы не принимаете никаких мер? Мешает дружба с арендатором? Что для Вас является важным в Вашей работе?

Так что, дорогие киевляне, даже если мы добьемся того, что конкурсная комиссия выберет лучшего из худших кандидатов на роль главного архитектора столицы, нам всем и Киеву легче не станет. Необходимо реформирование управлением городом.

Выход из болота

Проблема сложная, и нужно иметь желание и способности реорганизовать работу киевской администрации и Киевсовета. Мы стремимся в ЕС, наверное, нужно изучать их опыт организации работы градостроительных служб.
Два года назад я взяла интервью у доктора архитектуры, заведующего кафедрой информационных технологий в архитектуре Киевского Национального университета строительства и архитектуры Валерия Васильевича Товбича. Статья называлась «Реформирование управления архитектурной деятельностью назрело». Сегодня можно с уверенностью сказать: уже перезрело. Ниже я повторю основные тезисы интервью.

Должность главного архитектора, что это? Должности главный архитектор в городах Европы не существует. Это порождение советского тоталитарного режима, когда требовалось всю полноту власти сосредоточить в руках одного управляемого сверху человека. Совместили должность чиновничью – начальника Архитектурно-планировочного управления (сейчас – Департамента архитектуры и градостроительства) и придуманную творческую – главного архитектора. Одновременно максимально принизили должности городских районных архитекторов, лишив их каких-либо прав. Тогда, в 1936 г. введением должности главного архитектора хотели установить партийный контроль за творческой составляющей деятельности архитектора.

Сейчас же надо было бы упразднить должность главного архитектора Киева, чтобы не вызывать удивления у наших европейских коллег.

Сегодня в Украине действует доставшаяся в наследство тоталитарная система управления архитектурной деятельностью, которую, если мы стремимся в Европу, необходимо реформировать в соответствии с европейскими принципами. Многие возникающие в настоящее время недоразумения в принятии тех или иных градостроительных решений, связаны именно с этим.

Нужно избавиться от концентрации власти в руках одной личности, – начальника Департамента архитектуры и градостроительства, как это есть сейчас. Сегодня площадь г. Киева составляет 820,5 кв. км, из них площадь исторического центра – 90 кв.км (11%), площадь заповедника “Древний Киев” – 175 кв. км. Памятников архитектуры в столице огромное количество. Киев поделен на районы, численность населения которых колеблется от 250 до 350 тыс. человек. Одному человеку вникнуть и детально разобраться в градостроительных проблемах всех районов большого города просто не под силу.

Необходима децентрализация управленческих функций. 100 лет назад Городская дума считала, что для города с численностью населения около 250 тыс. человек необходимо 2-3 городских архитектора. Мы знаем, какой профессиональный уровень был у этих фактически районных городских архитекторов. Нужно создать полноценные Управления градостроительством при районных администрациях города и делегировать им право принятия решений на их уровне, т.е. для районов. Это сразу снимет необходимость во многих согласованиях. Для небольших городов Украины достаточно будет городского Управления градостроительства.

Мы должны переходить на европейские стандарты. Европейский комитет по стандартизации в Брюсселе ведет активную работу по унификации всех норм для ЕС, в том числе выпускаются “EUROPEAN STANDARD” и для строительства и архитектуры, мы же по-прежнему продуцируем свои нормы – весь мир нам не указ. А потом удивляемся, почему к нам так неохотно идет серьезный зарубежный инвестор. Разговариваем мы на “разных языках”.

В странах Европы для каждого города, а в городе для каждого района разработаны градостроительные схемы, – подробные, четко и однозначно сформулированные ограничения по типу, функциональному назначению, высоте застройки, даже, в некоторых случаях, по членениям фасадных элементов (особенно в исторической части города) и другим градостроительным параметрам. Эти документы являются законом для проектировщиков, нарушение их карается лишением лицензии и потерей профессионального имиджа. Таким образом, при проектировании снимается множество вопросов, – нужно просто следовать установленным правилам и в их рамках проявлять свой творческий потенциал.

Генератором идей, координатором всех вопросов архитектурной деятельности, разработкой всех норм, проведением конкурсов, и наконец, пропагандой архитектурных идей является государственный Нидерландский архитектурный институт. Это одна из главных составляющих всех достижений и успехов архитектуры Роттердама, Гааги и Нидерландов в целом.

У нас аналогами такого института могли служить НИИТИАГ (он ликвидирован в 2007 г.), НИИГРАД и др. В Украине раньше существовала очень сильная научная архитектурная школа. Многие наши теоретические разработки и сейчас востребованы и реализуются в Европе. Обидно, что такой потенциал не востребован в нашем отечестве. Следует возродить отечественную научную школу, дать возможность, прежде всего финансовую, нарабатывать все необходимую нормативную базу.
Следит за тем, как проектировщики придерживаются правил застройки в городе, специальное муниципальное Управление градостроительства. Это Управление, отстаивающее, прежде всего, интересы муниципальной общины, является как бы посредником между общиной и архитектурными бюро. Оно в своем составе имеет разных специалистов, связанных с пожарными, дорожными, экологическими службами, организациями по реставрации и охране памятников. В случае возникновения спорных моментов, затрагивающих интересы провинций, муниципальные Управления обращаются в государственное Управление градостроительством.

Наша система управления архитектурной деятельностью неэффективная, нужно оплачивать специальный персонал, который ходит по инстанциям. Деньги вымогают все официальные, неофициальные, согласовывающие и утверждающие инстанции. Громоздкий чиновничий аппарат сопротивляется любым положительным изменениям.

В Киеве в первую очередь необходимо ввести временный мораторий на строительство в историческом центре до того момента, когда будут разработаны и утверждены правила строительства со всеми требуемыми ограничениями. Нельзя допускать, чтобы один чиновник, какого бы он ни был ранга, своей властью решал, что строить или не строить в центре Киева. Правила должны разрабатывать специалисты, общественность должна быть проинформирована об этом.
Следовало бы создать при горадминистрации Общественный архитектурно-художественный совет, в состав которого вошли бы специалисты и представители общественности, и нужно, чтобы с решениями такого совета считались. Совет должен быть выборным, а не назначаемым. Этот Совет нужно привлекать в случае, когда рассматриваются и утверждаются зонинги, ДПТ, или архитектор предлагает решения, выходящие за рамки утвержденных правил застройки.

Для того, чтобы стимулировать работы по реставрации исторических зданий, необходимо снизить налог на проведение реставрационных работ по сравнению с новым строительством, как это сделано в европейских странах. Там, если инвестор берется реставрировать старое здание в центре, он платит налог всего 7% от стоимости работ, вместо 20% при новом строительстве. Так можно будет сохранить от разрушения многие памятники архитектуры Киева.

Думаю, что для реализации этих предложений придется приложить очень много усилий общественности, – чиновники нелегко расстаются с властью. В архитектурной среде разрушены основы корпоративной этики. Необходимо заново воспитывать строгое отношение к законам и нормам. Но сегодня мы находимся в начале пути к цивилизованным отношениям в области управления архитектурной деятельностью, а дорогу осилит идущий.

Ирина Карманова, для "Ні корупції!"