«Это как пощечина всему обществу, юристам и адвокатам, которые хотят иметь справедливую судебную власть»

Марина Соловйова, адвокат, общественный деятель

Марина Соловьева, адвокат, секретарь ВСК по проверке судей

Во вторник, 1 марта глава Высшего административного суда Украины (ВАСУ) Александр Нечитайло выступил с заявлением о том, что были отменены три решения Высшего совета юстиции об увольнении  за нарушение присяги судей, которые принимали противоправные решения под административным и политическим давлением по делам  активистов Майдана. ВАСУ аргументировал это тем, что они руководствовались нормой из переходных положений закона, где указанный срок давности 1 год.

Это решение мы попросили прокомментировать  адвоката, секретаря Временной спецкомиссии по проверке судей судов общей юрисдикции (ВСК) Марину Соловьеву, а также рассказать об этой комиссии подробнее.

«До вступления в силу Закона Украины «Об обеспечение права на справедливый суд» срока давности за привлечение судей к ответственности за нарушение присяги не было. Согласно Закону Украины «О судоустройство и статус судей», увольнение судей за нарушение присяги не было ограничено никакими сроками. И только 28 марта 2015 года, когда вступил в законную силу ЗУ «Об обеспечении права на справедливый суд» законодательно была закреплена норма трехгодичного срока. Высший административный суд Украины взял на себя полномочия Конституционного суда и растолковал законодательство на свое усмотрение. Это как пощечина всему обществу, юристам и адвокатам, активистам майдана, всем, кто хочет жить в нормальной стране и иметь справедливую судебную власть», - прокомментировала Марина Соловьева.

После заявления Высшего админсуда Украины Высший совет юстиции сообщил о том, что обратится в Верховный Суд  и обжалует постановления ВАСУ. Если же Верховный суд оставит в силе решение Высшего административного суда Украины, будет возможность обратиться в Европейский суд по правам человека.

 «Я считаю, что если судебная система хочет нормально и цивилизованно работать, она должна избавиться от тех, кто дискредитирует систему. Поэтому в первую очередь честные судьи должны быть  заинтересованы в очищении своих рядов. Судьи первой инстанции боятся принимать решения и боятся того, что апелляция их отменит. А если они будут уверены в том, что будет справедливое объективное решение, чего тогда бояться? Кроме того, я считаю, что если судья за год вынес двадцать решений, которые впоследствии были отменены вышестоящей инстанцией, судья должен нести ответственность, возможно выговор, который обязательно отражается в досье судьи», - считает адвокат.

Расскажите, как образовалась Временная специальная комиссия по проверке судов общей юрисдикции?

После Революции Достоинства все общество понимало роль судов во время революции. Народ требовал от судебной системы ответственности. И после того, как активная часть общества заявляла об этом, 8 апреля 2014 года Верховна Рада приняла закон «О восстановление доверия к судебной власти». Согласно этому закону, была распущена Квалификационная комиссия судей, Высший совет юстиции, и была создана Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции. Другими словами, эта спецкомиссия проверяет судей судов общей юрисдикции, которые принимали решения во время Майдана.

Сколько человек должно было быть в комиссии, и как вы в нее попали?

Комиссия должна была состоять из 15 членов, пять из которых должен был назначить Пленум Верховного суда из судей Верховных судов, которые в тот период (в 2014 году) уже были в отставке. Пять членов комиссии должна была назначить Верховная Рада Украины и пять назначала Татьяна Чорновил (на тот момент Татьяна Чорновил занимала должность правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики – прим. ред.). Она тогда была в антикоррупционной комиссии и назначала членов из адвокатов и юристов. Так я и попала в эту комиссию, именно по квоте Татьяны Черновил. Пленум Верховного Суда сразу назначил пять судей, а Татьяна Чорновил объявила о конкурсе в интернете. Меня спросили, можно мы тебя включим? Я сказала «да». Уже потом было интернет голосование. Выбирались юристы и адвокаты, но тоже были определенные условия, например, адвокат или юрист не должен был на протяжении последних десяти лет работать в каких-либо государственных правоохранительных органах. Один из нас - 8 лет назад работал в милиции и потому не прошел.

А Верховный совет был в таком замешательстве, что в итоге он никого не назначил. Но, согласно закону, поскольку было 9 членов комиссии, ВСК была легитимна.

Из судей, которые вошли в комиссию, был выбран председатель - господин Мойсик Владимир - он был судьей Верховного суда в предыдущие годы. Заместителем был избран адвокат Галабала Маркиян, я была выбрана секретарем этой комиссии.

Что входило в полномочия комиссии?

На протяжении полугода, когда в «Урядовом курьере» официально было опубликовано, что комиссия начала работать, все юридические и физические лица могли присылать нам заявления и жалобы на судей. Обязательным условием было то, что жалоба должна была быть оформлена на судей, которые принимали решения в период с 23 ноября 2013 года с момента, когда люди вышли на Майдан и до момента, когда закон вступил в силу, - по апрель 2014 года.

Мы принимали заявления и жалобы на судей, которые принимали решения по отношению к действиям активистов Майдана. Закон позволял нам принимать заявления на протяжении 6 месяцев. Я как секретарь  вместе с сотрудником Высшего совета юстиции, распределяла в алфавитном порядке на каждого из 9 членов комиссии заявление или жалобу, которое поступало на адрес ВСК.

Те дела, которые не касались наших полномочий, например, раздел имущества, развод, или корпоративные споры, мы не могли рассматривать. Заявителям возвращались документы и направлялись ответы, что, к сожалению,  не входит в наши полномочия, и рекомендовали обратиться в другие инстанции. Кроме того, мы могли проверять дела, если ЕСПЧ отменил решение украинских судов, а также дела политических заключенных. Например, как политзаключенная у нас проходила Юлия Тимошенко. Всего к нам поступило более 2192  заявлений.

Были ли условия подачи заявлений в вашу комиссию?

Главными условиями подачи заявлений были следующее: мы принимали заявления и жалобы от граждан, органов прокуратуры, общественных и других организаций. К каждому заявлению обязательно должно было быть приложено решение суда: первой инстанции, апелляционной или высшей.

Из поступивших заявлений ВСК открыло 309 проверок в отношении 331 судьи. За полгода к нам обратились адвокаты, общественные организации, люди, которые пострадали. Было много заявлений от прокуратуры - Харьковской, Кировоградской, Одесской и Киевской.

Расскажите про процедуру рассмотрения материалов

После того, как материалы были расписаны на члена комиссии, направлялись запросы и истребовались материалы судебного дела, пояснения судьи и характеристика на судью. В десятидневный срок с момента получения запроса судья обязан был дать нам эти пояснения. Хочу подчеркнуть, что мы не проверяли решение суда, такую проверку может сделать только Апелляционный или Кассационный суд. Мы проверяли поведение и этику судьи при принятии решений в отношении активистов, принимавших участие в акциях протеста во время Революции Достоинства.

Могу привести пример: активист был избит силовиками, задержан и доставлен  в суд. Лицо человека было отекшим до такой степени, что не было видно глаз. Адвокат просил судью, чтобы тот позволил оказать медицинскую помощь. Было очевидно, что она была необходима. Адвокат не просил отпустить его, он просил либо вызвать скорую медицинскую помощь, либо отвезти его в больницу. Прямая обязанность судьи самостоятельно обратить внимание на состояние человека и обеспечить медицинскую помощь. Но даже в ходатайстве адвоката было отказано. В итоге человек потерял зрение. У него трое детей, а его профессия – водитель-дальнобойщик.

В какой форме проводились заседания Специальной комиссии?

Наши заседания проводились публично в помещении Высшего совета юстиции в присутствии журналистов, а также велась прямая трансляция в Ютубе. Кроме того, на заседания приглашались как заявители, так и потерпевшие. Заявителем мог быть адвокат или общественная организация, а потерпевшим – совершенно другой человек. Также на заседание приглашался судья и имел возможность дать пояснения.

На первом заседании шесть судей написали заявления, что они заболели. У кого-то сердце, у кого-то воспаление легких и т.д..  Все судьи были соответствующим образом уведомлены и поэтому мы приняли решение проводить проверку без их присутствия.

Сколько было рассмотрено заявлений за время работы спецкомиссии?

С 12 июня по 12 декабря 2014 года  ВСК получила 2192 заявления и   открыла 309 проверок в отношении 331 судьи. Однако было закончено только 66 проверок, из них принято 41 решение ВСК про нарушение  присяги в отношении 46 судей, которые, согласно Закону Украины «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» были переданы на рассмотрение Высшему совету юстиции. По всем решениям ВСК Высший совет юстиции (ВСЮ) открыл дисциплинарные дела, в 35 из этих дел ВСЮ принял окончательные решения, из них: в 22 – внести решение об увольнении судьи в связи с нарушением присяги, в 8 – отказать в решении об увольнении и направить в Высшую квалификационную комиссию судей Украины, в 5 – отказать в направлении решения в Верховный Совет Украины или Президенту Украины про нарушение присяги судьи.

Почему вы не успели рассмотреть все заявления?

Потому, что уже в октябре один из судей написал заявление об уходе из ВСК, мотивируя состоянием здоровья и отсутствием оплаты труда. Стоит отметить, что комиссия была создана на общественных началах. После того, как  ушел судья, осталось 8 членов комиссии, и работать в режиме проверок мы не могли.

ВСК продолжала принимать заявления, истребовать материалы, но уже проводить официально заседания и принимать решения мы не могли потому, что девять человек – это полномочный состав, а нас было восемь. После этого, в декабре 2014 года, бывшая судья Конституционного суда тоже написала заявление об уходе из комиссии по состоянию здоровья. После этого еще один судья написал заявление об уходе в связи с переходом на работу в Высшую квалификационную комиссию судей Украины (ВККСУ). Наша комиссия осталась без кворума.

Мы обращались в Верховный Суд Украины, в Верховный Совет Украины, проводили пресс-конференции, мы просили, чтобы были назначены новые члены, но Верховный совет так и не назначил никого. В октябре 2014 года прошли выборы в Верховный Совет, и только в марте 2015 года в комиссию назначили пятерых членов от парламента. Один из назначенных членов в ВСК тоже не смог работать, в связи с тем, что он был действующим депутатом. В марте 2015 года в ВСК стало десять членов комиссии. И мы начали проводить проверки. Почти каждую неделю мы проводили проверки и принимали решения. По результату, мы приняли решения в отношении 66 судей, к 46-ти из которых были приняты решения о том, что они  нарушили присягу судей. Двенадцать решений мы отправили в ВККС. В отношении этих судей было принято решение о дисциплинарном нарушении, что влечет за собой выговор. В отношении 5 судей  мы остановили процесс проверки,  потому что в действиях судей не было никаких нарушений - судьи принимали объективные и законные решения.

Сколько ваших решений осталось в силе?

Как я уже говорила ранее, ВСК было открыто 309 проверок в отношении 331 судьи. Однако закончено только 66 проверок, из них принято 41 решение ВСК о нарушении  присяги в отношении 46 судей, которые согласно Закону Украины «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» были переданы на рассмотрение Высшим советом юстиции. По всем решениям ВСК Высший совет юстиции открыл дисциплинарные дела, в 35 из этих дел ВСЮ приняла окончательные решения, из них: в 22 – внести решение об увольнении судьи в связи с нарушением присяги, в 8 – отказать в решении об увольнении и направить в Высшую квалификационную комиссию судей Украины, в 5 – отказать в направлении решения к Верховному Совету Украины или Президенту Украины о нарушении присяги судьи.

Сегодня ситуация такова: судьи, по которым есть решение ВСЮ о нарушении присяги, обратились в Высший административный суд (по таким делам первой инстанцией считается Высший административный суд). Кассационная инстанция удовлетворила иск судей и отменила  решения Высшего совета юстиции. То есть, судебная система  изнутри защищает сама себя.

Это беда,  потому что если не очистится судебная власть, в стране не будет доверия к судебной системе. А сегодня без доверия к судам мы не сможем двигаться к нормальной европейской жизни, мы не сможем с надеждой на справедливость смотреть в будущее, обеспечить право на защиту и справедливый суд гражданам Украины, нашим детям. И нет уверенности в том, что завтра очередной судья не примет решение о запрете мирных акций протеста и не бросит за решетку активиста с сине-желтой ленточкой.

За все надо нести ответственность, за каждое принятое судьей решение, особенно во время Революции Достоинства!

Денис Романеску, журналист Центра Журналистских расследований в Молдове

Интервью подготовлено в рамках украино-модовского проекта MUTE@Corruption, реализуемого ІМІ при поддержке Freedom House и Правительства Канады.