Скандалом на рынке школьного питания Днепропетровска занялась прокуратура

АНД 1

8 февраля школы Амур-Нижнеднепровского района (АНД) Днепропетровска отправили на трехдневные каникулы из-за того, что в них остановились пищеблоки. Расследование Андрея Богатырева для zabeba.li

Дело в том, что во вторник, 2 февраля, прошел конкурс на определение поставщика услуг по приготовлению еды для школ  района. Компания, проигравшая тендер, быстро вывезла свое оборудование, а новая к такому развитию событий оказалась не готова. И обеспечить кормежку школьников не смогла. Так как оставлять детей голодными не хотелось, в 21 школе днепропетровска экстренно объявили …  то ли дополнительные каникулы, то ли карантин до четверга. 12 тыс. детей смогли вполне законно прогуливать уроки.

В мэрии очень удивились такому повороту событий и создали экспертную комиссию, которая должна провести служебное расследование действий начальника отдела образования АНД-района Людмилы Темченко.

Информационный сыр-бор по теме начался в выходные с нескольких тревожных сообщений в социальных сетях.
Можно сказать даже, что о предстоящих коллизиях в АНД город узнал из поста одного из лидеров “Громадского контроля” Дениса Селина про “бизнес по-загидовски”. Дескать, “пофиг на детей, главное – бабло, а все школьники идут на каникулы”.
Несколькими же днями раньше секретарь горсовета и одновременно бессменный руководитель “Громадськой силы” Загид Краснов, сообщил, что по итогам проведенного тендера, конкурсные предложения которого были вскрыты 2 февраля, экономия бюджетных денег составит около 1,3 млн грн.
АНД 2

 

Сразу же начали всплывать подробности. Выяснилось, что предыдущий поставщик, ФЛП Шевченко, также боролся за победу, но проиграл. Договор с ним истек 6 февраля, и отдел образования Амур-Нижнеднепровского района сразу же уведомил предпринимателя о прекращении предоставления услуг с 8 февраля. При этом оказалось, что победитель, компания “Лира-Трейдинг”, обеспечить питание школьников с понедельника не готова. Причем, по причинам, которые можно считать как объективными, так и субъективными. В зависимости от угла зрения.

Тут необходимо маленькое, пусть и совсем не лирическое отступление, на котором все участники внимание предпочитают не акцентировать. Почему-то априори подразумевается, что победители тендеров, проводимых уже много лет, должны иметь “специализированное оборудование”. На самом же деле основная их задача – поставка продуктов, по ценам, устраивающим заказчика услуги, то есть, районные отделы образования. Более того, весь находящийся в школьных столовых инвентарь для приготовления пищи, от плит и жарочных шкафов до сковородок, находится на балансе тоже у районо. Надо полагать, в виде основных средств.

АНД 3

 

Однако в подавляющем большинстве средних (с садиками картина  несколько иная) учебных заведений столовский инвентарь не обновлялся уже много лет, чуть ли не с советских времен. На это всегда не хватает денег, плюс присутствует чиновничья несколько циничная, но все же логика: мы покупаем не просто продукты, а услугу в комплексе, поэтому, если хочешь нормально работать, докупишь необходимое. Вот и возникают при смене поставщика ситуации, подобные нынешней: проигравшие вправе забрать из столовых купленное за свои деньги, а победители…Откуда им знать до оглашения результатов, с каким именно ассортиментом металлолома придется столкнуться и что придется в срочно-пожарном порядке ремонтировать или приобретать?

Еще одна коллизия – с сотрудниками вышеупомянутых школьных пищеблоков. Разумеется, каждая компания-поставщик, претендующая на выгодный, чего греха таить, заказ, не в состоянии ДО победы содержать штат поваров и посудомоек, способный обслужить потребности одного, пусть даже самого маленького, района. Да и не нужно это – сотрудники столовых просто переоформляются от победителя к победителю. С другой стороны, норму КЗоТа о двух неделях обязательной отработки тоже никто не отменял. Формально Евгений Шевченко, выставивший сотрудникам подобное требование, прав. Буква закона соблюдена. С точки зрения логики – нет. Но такое положение существовало всегда. Почему же сегодня полюбовно договориться не удалось?

Видимо, необходим был скандал, причем, громкий. Получилось. Действительно, отправить учеников целого района на трехдневные каникулы в начале семестра – не шутка. Загид Краснов и его коллега по депутатской фракции в горсовете Екатерина Збарская уверены, что мера эта вынужденная, находится в компетенции районо и действующему законодательству не противоречит.

Противоположную позицию заняла городская власть, ее вчера озвучивала заместитель начальника управления образования и науки Людмила Чернышова. Она сообщила, что по результатам не только прошел “разбор полётов” у вице-мэра Елены Молошной, но и направлены заявления в полицию и прокуратуру. Прокурорские отреагировали оперативно: сегодня стало известно, что  уголовное производство относительно должностных лиц Амур-Нижнеднепровского районо уже открыто. Статья 367-1 Уголовного кодекса Украины – служебная халатность.

АНД 4

 

Сухой остаток на утро вторника понятен – трехдневные каникулы у 12 тысяч днепропетровских школьников, разбирательства на всех уровнях и почти общее непонимание, почему же так произошло. Краснов считает, что это “ответка” за пилотный образец честного тендера, и активисты, поднимающие шум, “мотивированы” (читай – проплачены) теми, кто, пусть не афишируя себя, но активно противятся масштабной борьбе с коррупцией в бюджетной сфере Днепропетровска. Любопытно, что на вчерашней пресс-конференции были названы даже несколько фамилий, однако с “Громконтролем” секретарь горсовета предпочел пока не связываться…

Противоположная сторона убеждена, что скандал возник из-за стремления Краснова и его команды (напомню, что Амур-Нижнеднепровский райсовет нового созыва возглавляет представитель “Громадской силы” Алексей Пермяков) протащить в победители дружественную коммерческую структуру и желания поскорей начать “зарабатывать бабосы”, а также игнорирования существующей нормативной базы .

Обсуждать, чья позиция – как правовая, так и гражданская – аргументированней, нет смысла. В условиях сложившейся в городе за последние полгода политической поляризации каждый все равно станет делать выводы в зависимости от симпатий-антипатий или уровня ангажированности. Пожалуй, стоит остановиться разве что  на компании-победителе тендера и ее возможных “привязках” к “антиукроповской коалиции”. Согласно реестру Минюста, единственным бенефициаром ООО «ЛИРА ТРЕЙДІНГ” числится 33-летний Алексей Марков, родственник одного из топ-менеджеров корпорации АТБ. Экс-депутат областного совета и недавний кандидат в депутаты нового созыва. Только не от “Громадской силы”, а от… Блока Петра Порошенко.

Существует ли формальная связь Краснов – “ГС” – Марков – “АТБ”? Определенно ответ отрицательный. Возможна ли она в опосредованных формах? Почему бы и нет? Украина в целом и Днепропетровск в частности знает массу примеров самых  невообразимых с точки зрения внешнего (видимого) слоя политики бизнес-союзов.

АНД 5

 

Важно другое – сможет ли компания Маркова-младшего обеспечивать не только качество услуги, но и ее цену, зафиксированную на уровне лучшей из предлагавшихся? И не получится ли по итогам финансового года, что логистика, инфляция, “усушка-утруска” сведут на нет декларируемый сегодня, в начале февраля, экономический эффект?

В таком случае репутационные потери Загида Краснова, наиболее активно комментировавшего непростую, хотя и не уникальную (имеющие долгую память помнят, какие бури бушевали вокруг появления в 2010 году на ниве школьного питания компании “Авика”, за которой отчетливо прослеживалась тень почти всемогущего тогда Ивана Ступака)  ситуацию, неизбежны.

Как неизбежны в перспективе скандалы подобного рода вообще. Местным политикам и чиновникам точно есть что делить: безусловный рынок объемом более чем 100 миллионов гарантированных бюджетных гривен стоит того. И это нормально. Принципиально другое – горожанам реальная конкуренция, а не привычный “распил”, однозначно пойдет на пользу. Вопрос лишь в том, сможет ли кто-либо из действующих “отцов города” (вместе или порознь) обеспечить открытые прозрачные процессы не на словах, а на деле.