Прокурорско-судейское лобби перешло в наступление на украинское государство

НебоженкоСудья-колядник Зварич уже несколько дней как на свободе, хотя должен был сидеть еще несколько  лет.  Зеленый свет на свободу включил ему так называемый «закон Савченко», принятый парламентом в декабре. Согласно ему,  отныне суды обязаны считать в каждый день, проведенный осужденным в СИЗО,  как два, проведенные в тюрьме. И поскольку Зварич провел в СИЗО более трех лет,  согласно принятому закону их засчитали, как семь «тюремных».

 «Законом Савченко» документ назвали потому, что ушлые депутаты вписали фамилию Надежды в длинный список соавторов законопроекта, рассчитывая на его безболезненное прохождение через парламент. Что, собственно, и случилось – хотя самой Надежде Савченко закон ее имени не принесет абсолютно никакого облегчения…

МИР обратился к политологу Виктору Небоженко с просьбой прокомментировать освобождение «колядника» Зварича.

— Виктор Сергеевич, как вы лично оцениваете этот несколько неожиданный  выход судьи Зварича на свободу?

— Людей, которые не хотят изменений в Украине, на самом деле, очень много. Это и ватники, и те, кто живет на оккупированных территориях, и те, кто занимают различные посты в стране. Но наиболее  хорошо организованная группа, которая препятствует качественным изменениям в стране, — это группа представителей  правоохранительных органов. «Старая» милиция, следователи, прокуроры, судьи – все они очень быстро мобилизовались и превратились в мощный антиреформаторский клан.

Им безразлично, кто будет в этой стране президентом. Безразлично, будет ли следующий Майдан и вообще – что здесь будет происходить… Им важно удержать свою власть, которая у них была  все эти двадцать лет…

А вообще — мы уникальная страна. Даже не африканская…

— Почему?

— Потому что только в Украине прокуроры, следователи и судьи – богаче бизнесменов (я, конечно, не говорю про украинских олигархов). Это просто удивительная ситуация: чем хуже живет страна,  тем лучше чувствуют себя  прокуроры, следователи и судьи…

Не все, конечно. Но в массе своей они не хотят не только изменений, но и в первые  за все последние годы – эта группа людей, не имея своего политического представительства ни в одной парламентской фракции, но с мощными родоплеменными связями, перешла в наступление на украинское государство.

Это вертикаль от Конституционного суда до районного судьи.

И поэтому я считаю освобождение судьи Зварича доказательством того, что судейско-прокурорский клан сегодня силен, как никогда, что он сегодня побеждает и не собирается допустить никаких изменений в сфере правоохранительных органов.

И пока мы с вами рассуждаем – а когда же начнутся реформы в судебной системе, правоохранительных органов и т.д.  — люди, которые не хотят этого,  мощно организовались  и начали наступление. Им не нужны ни Янукович, ни Порошенко. Им даже поддержка Москвы не нужна. Они и без этого  очень сильны и ничего не боятся. На их стороне закон. На их стороне связи и они сделают все, чтобы вернуть криминальную и коррупционную мощь правоохранительным органам.

— Что – кроме выхода судьи Зварича – заставляет вас думать о реванше старого, судебно-прокурорского клана?

— Демонстративный отказ расследовать преступления против Майдана, демонстративный отказ преследовать высокопоставленных чиновников режима Януковича и предоставление им возможности выехать за границу – это все политические действия, а не результат слабости правоохранительных органов.

Это я и называю сознательным  наступлением на Украину.

— Тяжёлые ваши слова. Но хоть какие-то проблески у нас должны быть..

— Конечно! Если государство увидит во всем этом угрозу национальной безопасности. Потому что речь идет не про отдельных судей, не про случайность, а про хорошо организованную оборону, сопротивление людей, которые связаны общими коррупционными интересами.

— Но видит ли власть угрозу национальной безопасности в нынешних действиях судебно-прокурорской мафии?

— Пока они не хотят ее видеть.

— Почему?

-Они прекрасно понимают, какую опасность таит для них самих борьба с коррупционными следователями и прокурорами. Они прекрасно понимают, что как только они серьезно этим займутся, на следующий день против них в информационное пространство страны будет вброшено колоссальное количество компромата…

Они просто боятся сражаться со старой коррупционной правоохранительной системой…

— Где же выход?

— Выход один – в правильной реакции гражданского общества… Чем больше фактов саботажа преобразований в стране со стороны старой прокурорско-судебной системы будет озвучиваться — тем больше давления будет на власть. Но пока этого не происходит…

В стране работают грантовые организации по борьбе с коррупцией. Завтра гранты закончатся – и эти конторы станут бороться не коррупцией, а с курением…

— Почему?

— Потому что им безразлично, чем заниматься…

Второе: у нас нет негативного отношения СМИ к работе старой судебной системы. А время уходит. И если через год-два изменения не наступят – эта старая судебно-прокурорская система победит Украину. Такое происходит, когда паразит становится сильнее организма, на котором он паразитирует…

— Судя по тому, что происходит в стране, в ближайшие два года радикальных изменений ждать не приходится…

— Я не принадлежу к сторонникам радикальных действий. Я просто считаю, что если средства массовой информации и общественность не поймут, что самую большую опасность для Украины представляют старорежимные судьи и прокуроры – которые, повторю, уже не просто сопротивляются, а перешли в наступление – страна проиграет…

Еще раз повторю – освобождение Зварича – это декларация всего судейского корпуса страны: «Мы можем все!»

Хотя все началось, конечно же, не со Зварича. Все началось, когда по требованию Януковича Конституционный суд изменил Конституцию Украины.

Так если судьи КС – за квартиры, за взятки – меняют Конституцию страны  — что же тогда делать местному прокурору или следователю?

Если прокуроры в офисном аквариуме в центральном управлении прокуратуры держат бриллианты – то чего же не держать в своем сейфе миллионы городскому или районному прокурору?

Вот и все, рыба гниет с головы…

— Возвращаясь к вопросу о «законе Савченко» — согласны ли вы с тем, что Надежду просто использовали, поставив ее фамилию первой в списке соавторов законопроекта, принятие которого и позволило экс-судье Зваричу выйти на свободу?

— Да, ее использовали. Но меня, все-таки, больше волнует не поведение депутатов, а то, как нагло сегодня ведут себя прокуроры и судьи.

Нам придётся крайне тяжело в 2016 году.

Гораздо хуже чем экономическая ситуация, у нас ситуация с беспределом судебно-прокурорского лобби.

И Запад разводит руками, говоря: «У вас нет честных прокуроров, о каких изменениях в стране  можно при этом говорить?»

— Вы говорите, что власть надо заставить бояться. Но каким образом? Если, действительно, у каждого судьи и прокуроров в сейфе лежит пухлое досье с кучей компромата на каждого нашего политика?

— Вот потому в политику должны прийти люди, на которых нет компромата…

Галина Плачинда, специально для издания МИР