Виктор Чумак: Куда бы ни пошли, все говорят “Решайте с Кононенко”

Связаны ли члены антикоррупционной группы депутатов с олигархами, как видят свою работу и почему они вообще сгруппировались внутри партии власти? Интервью ЛІГА.  

Чумак ВВ24 ноября на заседании парламентской фракции Блока Петра Порошенко произошел скандал - группа депутатов выступила с требованием прекратить совмещать бизнес и политику в партии.

В частности, под удар попал замглавы фракции БПП друг Петра Порошенко Игорь Кононенко.

"Члены фракции, которые являются непубличными, которые не ходят на эфиры, которые не общаются с журналистами, просто-напросто являются серыми кардиналами. А другие члены фракции, которые являются публичными лицами, реальными политиками, просто на себе испытывают эту грязь, которая льется из всех СМИ", - сказал после завершения заседания фракции один из недовольных положением дел -  Виктор Чумак.

Позднее было объявлено о создании внутрифракционной группы Антикоррупционная платформа, задачей которой, по словам того же Чумака, должен стать контроль за коррупционными действиями как внутри парламента, так и внутри фракции БПП. По его словам, в состав такой группы входит 15 народных депутатов, координаторами  будут Виктор Чумак и Мустафа Найем.

Среди депутатов, которые вошли в группу помимо них - Сергей Лещенко, Светлана Залищук, Егор Фирсов, Ольга Червакова, Павел Ризаненко, Иванна Климпуш-Цинцадзе, Наталья Новак, Владислав Голуб и другие.

О том, чем будут заниматься борцы с фракционной коррупцией в БПП рассказал в интервью ЛІГА.net сам Виктор Чумак.

- Что стало последней каплей в создании антикоррупционной группы внутри фракции Блок Петра Порошенко? Или это запланированный проект?

- Особо не запланированный, но просто есть вещи, с которыми мириться уже невозможно. Например, когда пытаешься вмешаться в ситуацию застройки на Никольской Слободке в Киеве, куда бы ни пошли - хоть в прокуратуру, все говорят: "Решайте с Кононенко" (реальный лидер фракции БПП, близкий к Порошенко - ред.).  Куда это годится?

- Так и решайте.

- А Кононенко говорит: Договаривайтесь с Максимом Микитасем (президент корпорации УкрБуд, близкий к мэру столицы - ред.). Да не важно уже, что он говорит. Послушайте, ну невозможно терпеть такой уровень коррупции.

Так скажите, что я такого экстраординарного сказал на фракции и что необычного в решении 15 депутатов, наконец, говорить о коррупции внутри фракции вслух? Приветствовать надо такие решения, а не искать конспирологию.

- Не проще ли выйти из фракции, раз все в ней так плохо?

- Не все плохо, а есть факты, которые нельзя замалчивать. Если я выйду их фракции, то буду ходить один по парламенту и ничего не смогу решить. Эффективнее работать в рамках депутатской группы в составе фракции.

- Повлияет ли это как-то на единство принятия решений фракции при голосованиях в сессионном зале. Впереди у Верховной рады, например, голосование по Кабмину и много других важных вещей.

- Конечно, теперь мы перед заходом в зал и даже перед заседанием фракции будем совещаться и принимать решение внутри группы.

- Трудно не подумать о том, что создание еще одной, да еще и радикально настроенной группы внутри президентской фракции выгодно конкурирующим президенту силам.

- СМИ уже написали, что я человек Фирташа - это вообще не налазит на голову, потому что до 2012 года (впервые народным депутатом Виктор Чумак стал в 2012 году от партии УДАР по мажоритарному округу в Киеве, выиграв у близкого соратника Черновецкого, Олеся Довгого - ред.) я вообще не знал никого из большой политики. Никогда не был связан ни с Левочкиным, ни с Фирташем. И до сих пор их не знаю. У журналистов очень часто увлечение конспирологией превышает все разумные границы. У депутатов есть позиция, они об этой позиции заявили. А журналисты начинают искать какую-то подноготную, высасывая из пальца. С приездом Джо Байдена (вице-президент США - ред.) уже связали, я слышал. С влиянием каких-то олигархов. Очевидно, что нормальное желание нормальных людей публично высказаться и начать работу в направлении борьбы с коррупцией выглядит не так интересно, как конспирологические теории.

- Какая атмосфера во фракции после создания антикоррупционной группы: это начало распада или как? Мы ведь неоднократно наблюдали дробление президентских фракций.

- Нормальная атмосфера во фракции. Нет никаких проблем. Мы сказали то, о чем хотели, все это услышали.

- Говорят, что некоторые перестали здороваться.

- Все здороваются. Не здороваются те, кто не здоровался и раньше.

- Это кто?

- Не важно.

- О сути: как вы будете бороться с коррупцией?

- Мы должны получать и обнародовать факты коррупции, материалы, расследования. У нас есть хорошие расследователи - депутаты Найем и Лещенко. Есть проблема - обсуждаем ее на фракции, если не помогает - выносим в общество.

- Из других фракций к вам будут присоединяться депутаты?

- Нет, это же группа внутри фракции. И говорить мы будем, в первую очередь, о коррупции внутри фракции.

- С чего (или кого) начнете?

- Только завтра (26 ноября - ред.) будет первое заседание нашей группы. Начнем очень просто: сделаем заявление о том, что ни Паскал ("недолюстрироваванный" по версии Общественного люстрационного комитета экс-заместитель министра внутренних дел при Захарченко, который прошел переаттестацию 24 ноября назначен первым заместителем главы Национальной полиции - начальником уголовной полиции - ред.), ни Писный (замначальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью СБУ, которого ударил ногой в лицо депутат Парасюк - ред.) не должны быть назначены на свои должности.

У Лещенко есть много расследований - должны же мы его поддержать в его расследованиях. Почему не реагирует прокурор? Мы будем реагировать на другие расследования, которые появляются в СМИ, чего раньше парламент почти не делал. Чтобы на эфирах, когда нас спрашивают о тех или иных журналистских расследованиях, мы больше не делали вид, что не в курсе, о чем идет речь. Будем в курсе всего. Нас все должно касаться, потому что если журналисты раскрывают коррупционные дела кого-то из депутатов, особенно нашей фракции, то это ложится пятном на всех - на меня, на Найема, на Лещенко и на других. Ведь они были лицами БПП на выборах, люди во многом голосовали за список, потому что доверяли им.

- Была какая-то реакция центров власти на ваш шаг - из АП, например, звонили? Еще одна "конспирологическая версия": ваша задача - не дать Кононенко попасть в правительство.

- Никто не звонил. А Кононенко не попадет в правительство и без нас - его президент не назначит. Потому что за Кононенко тут же пойдут другие люди, а президенту это не надо.

- Кто пойдет?

- Не важно. Не назначат Кононенко.

- Как руководство фракции к этому отнеслось?

- Мы сегодня вместе с Луценко приехали с конференции - нормально общались и общаемся. А что плохого в том, что 15 депутатов создали антикоррупционную группу во фракции? Скажите, что в этом плохого? Мы же не разваливаем фракцию.

- Если 15 человек объявили себя борцами с коррупцией, то те, кто не входят в это число, авансом выглядят коррупционерами.

- Можно говорить что угодно. Так же можно сказать, что если у нас во фракции создать группу "Аграрии" - то все остальные будут "рабочие". Или если создать группу "За Полтавщину", то все остальные, выходит, будут против, или как?

- Вы уверены, что каждый из ваших 14-ти коллег по антикоррупционной группе кристально чист?

- Нет, конечно. Для этого мы и собрались. Если будут факты коррупции по любому депутату без исключения - будем об этом говорить, будем помогать общественности давлением на правоохранительные органы, чтобы привлечь их к ответственности.