Ватники и МАФы: когда мы победим синдром принуждения к равенству

Владимир Золоторев. Фото: bibliotech.com.ua

Владимир Золоторев. Фото: bibliotech.com.ua

Для автора этих строк МАФ — это такой экономический «ребенок».

Открыл ларек, затем магазинчик, затем магазин, затем торговый центр или еще какой-то серьезный бизнес — это довольно типичная для Киева история человека, приносящего пользу окружающим.

И начинается эта история с «ребенка», то есть с МАФа.

Поэтому бодрые репортажи о демонтированных киосках для меня выглядят как репортажи о массовом убийстве детей, в которых смакуются разные кровавые подробности, - пишет Владимир Золоторев на сайте Контракты.UA

Кличко МАФ

Но, скажут мне, это твои не понятные нам эмоции. А что ты можешь сказать по существу? Чем плох демонтаж некрасивых и загораживающих проход киосков?  По существу можно сказать две вещи — первая и очевидная — это то обстоятельство, что «МАФ», понимаемый как свобода торговли — это необходимый элемент экономического роста, особенно в такой бедной стране, как Украина. Без этой свободы здесь ничего не будет. Второй момент, на котором я остановлюсь подробнее, состоит в том, что борьба с МАФами есть очень тревожный симптом опасной болезни.

Речь пойдет здесь вот о чем. Каждый из нас, безусловно, есть «источник права» для своей собственности. В своем доме вы -—закон и никто вам тут не указ. Поэтому, скажем, борьба с МАФами или «незаконной торговлей» или «незаконной рекламой» в вашей квартире, на вашей (принадлежащей вам) улице или в вашей реке или в вашем лесу — законное и святое дело, такое же, как и разрешение существовать этим самым МАФам или торговле, за деньги или просто так. Кто хозяин — тот и устанавливает правила.

В случае города хозяином (то есть тем, кто устанавливает правила и отдает приказы) является чиновник. То, что он действует от имени мифической «громады», ровным счетом ничего здесь не меняет, как не меняет божье помазание единовластной сути короля. И, разумеется, чиновник вправе разрешать или не разрешать МАФы, ставить их и сносить. Здесь нет никакой проблемы. Люди, вроде меня, могут сетовать на то, что снос МАФов неразумен, так как без малого бизнеса нет экономического роста и так далее, но гнева и особого возмущения само по себе это обстоятельство не вызывает. Ну, подумаешь - ну, идиоты. Все, как обычно. Пока улицами владеют чиновники, они остаются в своем праве, как бы мы ни оценивали их деятельность.

Возмущение, гнев и желание взять рушницю вызывает радостное повизгивание и поскуливание прогрессивной общественности, которое сопровождает эту кипучую чиновничью деятельность.

Именно это обстоятельство является симптомом опасной болезни. И это не обычный идиотизм людей, которые не догадываются, что их просто используют в интересах тех же чиновников и связанного с ними «бизнеса». Это гораздо хуже.

Болезнь, о которой я говорю, можно назвать «синдромом принуждения к равенству». Это когда все должны быть такими, как я. И если у меня нет киоска, то и у тебя быть не должно. И если появится возможность лишить тебя киоска, то я сделаю все, чтобы ты остался без него, потому, что ты мне не нравишься. А не нравишься потому, что ты не такой, как я.

Эта болезнь — результат долгой селекции, которую проводит государство. Для государства единообразие во всем — это очень удобно. Это, фактически, залог успеха. Это управляемость и предсказуемость, «учет и контроль». Не случайно, чем более государственнее государство, тем больше усилий оно прикладывает для достижения единообразия в идеях, мыслях, поведении, вкусах, одежде и так далее. Тоталитарные супер-государства — прекрасный этому пример.

Общество противоположно государству. Общество основано на неравенстве. Чем больше разнообразия, чем больше разброс оценок, чем больше спектр целей и средств для их достижения, тем общество богаче и жизнь в нем ярче и интереснее. Двум одинаковым людям нечем обмениваться, они ничего не могут сделать друг для друга. Только разница в оценках, целях и средствах приводит в действие то, что мы называем «экономикой». Если все вокруг будут такими как ты, то есть, будут всегда стремиться к одним и тем же целям одними и теми же средствами, то общество из таких «ты» просто вымрет. Общество, состоящее из одинаковых людей нежизнеспособно.

Поэтому война, голод и нищета, которые всегда сопутствуют тоталитаризму, есть не просто спутники единообразия, они есть прямое его следствие.

И самое грустное здесь то, что тоталитарные государства разваливаются, а тоталитарное сознание с приобретенным «синдромом принуждения к равенству» остается.

Государство всегда отыскивает носителей такого сознания и использует их в своих целях. Что из этого получается, мы видим в России.

Многим и многим русским не по душе чужая инаковость и они являются средой, подпитывающей агрессией российское государство. Мы называем этих людей «ватниками». Но, как видим, они живут не только в России.

Контракты.UA