Меньше знает народ – крепче спят чиновники. История первая: Беспокойная Анна

Начальник Управления образования Николаевского городского совета Деркач Анна Ильинична.

Начальник Управления образования Николаевского городского совета Деркач Анна Ильинична.

Когда народ меньше знает, крепче спят чиновники. К сожалению, это давно уже стало нормой жизни для большого количества государственных служащих, распоряжающимися бюджетными средствами, нашими деньгами деньгами налогоплательщиков.

Часть 5 статьи 6 Закона Украины «О доступе к публичной информации» четко гласит, что доступ к информации о распоряжении бюджетными средствами не может быть ограничен. Ни при каких обстоятельствах! То есть все, что связано хоть с одной копейкой из бюджета – публично. И граждане имеют право об этом знать, а распорядители средств – обязаны информировать, - пишет Андрей Лохматов на сайте Преступности.Нет.

Однако, этот постулат часто пока только и остается нормой Закона, а отнюдь не нормой жизни наших чиновников. Корень этой проблемы отчасти лежит в плоскости сознания чиновника как понятия – усаживаясь в свое кресло, чиновники постепенно утрачивают связь с реальностью и понимание того, что их должность временна, как и того, что средства, которыми они распоряжаются, не являются их собственностью.

Историй о том, как чиновники увиливают от предоставления информации о распоряжении бюджетными средствами, как они пытаются присвоить себе информацию о «народных деньгах» в обход закона – масса, и, к сожалению, чем дальше – тем больше. Я приведу в пример одну из «самых ярких» в моей практике.

История первая: Беспокойная Анна.

Почему беспокойная? Потому что невообразимых действий, как избежать ответа на вопрос – каков размер вашей зарплаты и премий, она произвела столько, что не мешало бы на это обратить внимание и правоохранительных органов.

В конце 2012 года я подал информационный запрос тогдашнему мэру Николаева Владимиру Чайке с просьбой предоставить информацию о размере начисленных по факту заработных плат, премий и материальной помощи ему, его заместителям и начальникам всех департаментов и управлений мэрии, на что получил полный и развернутый ответ. Из него кроме всего прочего усматривалось, что начальница николаевского гороно Анна Деркач в 2012 году чуть ли не каждый месяц получала вместе одной зарплаты сразу две: каждый месяц ее премия составляла 90-119% от ее оклада, о чем я тогда уже писал.

Месяц, 2012 год

Оклад(грн.)

Премия(грн.)

% премии от оклада

Январь

4352,25

4240,44

97%

Февраль

4352,25

4498,41

103%

Март

4352,25

4352,15

99,9%

Апрель

4362,89

4352,15

99, 7%

Май

4362,79

4357,48

99,8%

Июнь

4809,31

4362,79

90,7%

Июль

7199,82

1499

20,8%

Август

4751,02

4852,15

102%

Сентябрь

4366,8

5205,28

119%

Октябрь

4374,84

5205,28

119%

Ноябрь

4374,84

5205,28

119%

Спустя полгода в нашу редакцию пришло письмо – в лучших традициях: печатными буквами без обратного адреса. Анонимка следующего характера:

Анна 3

«Проверьте работу главного бухгалтера централизованной бухгалтерии управления образования, зарплата которой в 2 раза выше начальника Деркач, о которой вы писали. Еще ее замы. Где же это видано: зарплата штата в 90 человек идет в карманы нескольких человек. А у рядовых бухгалтеров нищенские зарплаты до 2 тысяч грязными. Еще никто не считает за людей. Крик души».

Лезть ночью через окно здания централизованной бухгалтерии управления образования и искать среди бумаг там информацию о начислениях главбуху – ясное дело, не вариант. Поэтому я подал уже на имя самой Анны Ильиничны Деркач запрос. А потом подумал – а проверим-ка и саму начальницу, что там у нее с премиями через полгода после публикации изменилось.

И тут внимание! Буквально через три-четыре часа после того, как я ножками занес запросы в канцелярию гороно, мне звонит моя хорошая подруга, которая, сразу стоит отметить, никакого отношения к журналистике, политике либо общественной жизни не имеет, и спрашивает меня: «А что там у тебя с начальницей управления образования? Что ты там какие-то запросы пишешь?». В итоге выяснятся, что один из сотрудников управления образования, очевидно, получив указание от Анны Ильиничны, стал собирать на меня «досье», начав это делать с моих страниц в социальных сетях, где обнаружил общую подругу, которой и позвонил «пробивать».

Посмеялись. Дальше - больше. Через еще пару часов звонит мне моя мама и рассказывает о том, что ей позвонил директор школы, в которой я учился, и попросил ее приехать к нему поговорить. Мама поехала. Директор рассказывает, что звонит ему Анна Ильинична и начинает выяснять, кто такой Андрей Лохматов, чем дышит и так далее. После чего добавляет: «У вас же, уважаемый, в следующем году переаттестация. Так вот, чтоб все было нормально, мне нужно, чтобы Лохматов забрал свой информационный запрос». Ясное дело, что директор школы, которую я уже давно закончил, никакого влияния на меня иметь не может, но оказался в пикантной ситуации.

Уже не так смешно. Забрать можно заявление из милиции, забрать можно свои слова обратно, но не информационный запрос – при регистрации его в журнале входящих распорядитель информации, согласно закону, обязан в течение 5 рабочих дней дать ответ.

Считаю дни, предвкушаю, что Анна Ильинична будет делать дальше. А дальше события приближались к грани маразма. Неизвестные женщины, очевидно, подчиненные начальницы николаевского гороно, звонят моей маме на работу. Трубку берет начальник мамы.

- Алло! У вас же работает такая-то и такая-то?

- Да.

- Передайте ей, чтобы ее сын проводил свои расследования сначала по поводу своей матери, а потом уже по остальным!

- А вы кто?

- Освітяни! (конец связи)

Снова посмеялись.

Пятый день. Наконец, звонок мне. На связь вышла, правда, не Анна Иьинична, а (внимание!) ее адвокат! Деркач, чтобы ответить на информационный запрос о своей зарплате и премиях и своего главного бухгалтера, наняла адвоката. Тот уточнил у меня, ничего страшного, если ответ на запрос они дадут не на пятый день, как положено по закону, а на шестой. Ответил, что в этой ситуации уже ничего не страшно.

И вот приходит ответ. С информацией о том, что оклад начальника гороно – 1499 гривен, оклад главного бухгалтера Игнатченко Аллы Павловны – 1551 гривна. Подвох в чем – оклад окладом, а зарплата состоит еще из надбавок и других начислений и, очевидно, что получая полгода назад по 8-10 тысяч в месяц, Анна Ильинична не стала вдруг получать «голых» 1,5 тысячи.

Анна 4

Анна 5

Однако полную информацию госпожа Деркач вместе со своим адвокатом решили не давать. Более того, на вопрос, какой размер премии, начальник Управления образования Николаевского городского совета ответила так: «Размер премии определяется соответственно Положению о премировании и в границах премиального фонда».

Но я же не спрашивал, как начисляется премия, я спросил, сколько было начислено.

Пишу заявление в прокуратуру с просьбой привлечь Анну Деркач к административной ответственности по статье 212-3 КУоАП за не предоставление публичной информации и с просьбой обязать ее предоставить эту информацию.

Тем временем, подаю такой же информационный запрос, но уже на имя тогдашнего и.о. мэра Николаева Владимира Коренюгина. Получаю практически такой же ответ, только уже с «добавкой» о том, что, оказывается, информация о распоряжении бюджетными средствами (из которых и начисляется зарплата и премии нашим чиновникам) – это «информация о лице», объем сбора, хранения и использования которой «должен быть максимально ограниченным».

Анна 6

Анна 7

Через месяц получаю ответ от прокурора города Николаева Юрия Палия, который коротко можно охарактеризовать так: «Спасибо Кэп!», а именно прокурор, проведя сверхсложную проверку, дает вывод: «Вы подали запрос – и вам ответили». Как там, рука руку моет?

Можно было бы ходить в суды с жалобами на «реакцию» прокурора Палия, но я решил попробовать просто взять измором непробиваемую Анну Ильиничну, так бережно хранящую тайны своих доходов.

В итоге я подал еще несколько запросов ей, потом уже новому и.о.мэра Юрию Гранатурову, в результате чего выяснилось, что в 2013 году ситуация с непонятными начислениями премий у Анны Деркач не изменилась. Однако, получить уже полную «раскладку» ее зарплат и премий, на что не поскупился в свое время мэр Чайка, не получилось, но цифрой общей суммы зарплаты начальницы гороно за 2013 год Юрий Гранатуров все же поделился.

Итак, если в 2012 году Деркач получила 112 тысяч 820 гривен зарплаты, то в 2013 эта суммы была уже чуть-чуть меньше – 101 тысяча 88 гривен, согласно данным из ее декларации. Однако, если отнять материальную помощь в размере 6 тысяч 704 гривны, которую начальница гороно получила в 2012 году, то средняя ежемесячная зарплата что в 2012 году, что в 2013 колеблется от 8400 до 8800 гривен, то есть в месяц она все равно получает 4 с лишним тысячи зарплаты и столько же – премий.

Вы можете сказать – ну и что, нормальная зарплата. Да, но это если учесть, что кроме нее во всем аппарате Николаевского городского совета таких премий в размере зарплаты не получает никто. К примеру, начальница управления здравоохранения Лариса Дергунова в 2012 году получала в среднем в месяц 4 800 гривен заработной платы, а премии – в среднем в месяц 383 гривны. Анна Деркач же каждый месяц, повторюсь, получала в виде премии еще одну зарплату, а то и больше.

Да и если все с начислениями у начальника Управления образования Николаевского городского совета чинно и благородно, к чему был этот цирк с адвокатами, звонками моей маме и административным ресурсом в отношении директора моей школы. Вызванное моим запросом маниакальное поведение наталкивает на массу вопросов. Как минимум один из них, на который так и нет ответа – что там с зарплатой и премиями у главного бухгалтера гороно Аллы Игнатченко, о чем нам анонимно писали ее коллеги? Попробуем-ка «помучить» начальника гороно еще одним запросом по этому поводу и посмотрим, пройдет ли она тест на европейскость и законопослушность: все-таки теперь-то живем «по-новому»?!