Семенченко: Впереди – беспощадный бунт или немедленные изменения

Семен Семенченко

Семен Семенченко

Как батальон "Донбасс" объявил войну контрабанде в АТО, сколько денег уже потеряли контрабандисты и кто их крышует.

Народный депутат Верховной Рады из фракции Самопоміч, бывший комбат "Донбасса" Семен Семенченко решил показать как можно бороться с коррупцией.

Речь о контрабанде в зоне АТО. По его словам, если в Украине не начнутся реальные и быстрые реформы, то страну уже в скором времени ждет "жесткий и беспощадный бунт", который сметет всех. Как он предлагает предотвратить негативный сценарий и что для этого готовы сделать добровольцы в зоне АТО - в интервью для ЛІГАБізнесІнформ.

- Батальон "Донбасс" занялся проблемой контрабанды в зоне АТО. Кто именно крышует контрабанду? Ходит много слухов, что на оккупированной территории якобы работает бизнес регионалов - АхметоваКоролевскойЕфремова. Что известно об этом?

- Это не секрет, что бизнес на оккупированной территории охраняется боевиками. Например, когда мы освобождали Лисичанск,там был абсолютно нормальный стекольный завод под охраной боевиков. Цеха на заводе были очень грамотно запечатаны. Кроме того, известно, что бизнес Ахметова явно не страдает на оккупированных территориях.

Контрабанду в зоне АТО крышуют все - террористы, россияне. Думаю, что и наши тоже. Кто именно - i don't know, потому что мы занимаемся этой темой всего полторы недели. Но уже приезжали интересоваться и проверять из Нацгвардии, СБУ, прокуратуры и военной юстиции. Кто из них крышует, а кого просто направили - будем разбираться. Мы всем принципиально сказали "нет". И ничего с нами они не сделают.

Мне кажется, что создаваемое Антикоррупционное бюро изначально нужно заточить в том числе под военную коррупцию. И проблема здесь в том, что на сегодняшний день не существует законодательной базы по наказанию военных чиновников за коррупционные действия. Соответствующие статьи были декриминализированы. В итоге человек может списать бензин, пропустить кого-то через блокпост и он не будет при этом преступником.

- Вы говорили о "людях в погонах". А кто-то из гражданских чиновников пытался "договориться"? Коллеги по парламенту не подходили, мол, хорошая идея, давай делать схему?

- Речь идет пока об одном блок-посте. Это уровень области - областной милиции, прокуратуры и так далее.  Наверное, это будет на следующем этапе. Но мне еще в принципе взяток не предлагали. Они правильно думают, что я на голову повернутый и это не имеет перспективы. Другое дело, что наверняка будут пытаться опорочить.

- Вам угрожают?

- Да, мне угрожали. Но я к этому серьезно не отношусь, потому что тот, кто хочет убить - делает, а не бросается словами.

- Какие товары в основном завозят на оккупированную территорию и что вывозят?

- Из России в оккупированную зону гонят бензин и уголь, а вывозится в основном мясо - тоже в Россию контрабандой из Украины. Мясо не для людей в Донбассе, а транзитом в Россию. Кроме того, сверхприбыль идет от контрабанды сигарет и алкоголя. Этот бизнес в основном крышуется всеми этими "мотороллами", "панасониками" и так далее. С нашей стороны процесс крышуется чиновниками. И я думаю, что это не просто ущерб от недополучения налогов. Это военная измена, потому что от этого страдает наша безопасность.

- Что еще заворачивают бойцы "Донбасса"?

- Все, что не имеет оформленных документов. Особо нас интересуют вещи, которые не касаются выживания жителей оккупированных территорий - алгоколь, бензин, лес, мясо, которое идет в Россию. Мы всего несколько дней поработали. Теперь, кажется, основной поток идет в обход - где-то через Дебальцево.

- Назовите маршруты, где сейчас бойцы "Донбасса" заворачивают контрабанду? Где именно это происходит и сколько бойцов задействовано?

- Мы контролируем только одно направление и объездные пути. Это даже не десятая часть всех переходов. Хотя для того, чтобы взять под охрану все дороги, достаточно даже одного батальона, если грамотно распределить посты.

- Собираетесь это делать?

- Да. Это вопрос чести для нас. Наши люди просто получают удовольствие, когда видят, как бесятся сепары и взяточники. А если мы еще пропишем законодательную базу, которая будет регулировать пропускной режим - что получают жители, что не получают, как определять контрабанду - будет совсем хорошо. Мы договорились с Егором Соболевым, что на следующей неделе поедем туда вместе с Антикоррупционным комитетом. И проведем небольшое турне по зоне АТО, чтобы увидеть все своими глазами. Будем рушить схемы и добиваться того, чтобы поставить своих добровольцев на каждом пути. Возьмем с собой журналистов, чтобы люди увидели все эти фуры, всех этих "решал".

- От кого зависит, появятся ли бойцы "Донбасса" на всех дорогах в оккупированную зону?

- От командования АТО. К самой идее на словах отношение положительное. Другое дело, что если мы закроем все дыры, то заинтересованные лица начнут попытки облить нас грязью и дискредитировать - подставить под обстрел боевиков, обвинить в крышевании контрабанды, физически уничтожить. Но последнее вряд ли, потому что у нас самих достаточно оружия.

Наша цель в том, чтобы доказать, что коррупцию побороть можно быстро и эффективно - всего лишь проявив волю, перестав слушать сказки о том, что это невозможно.

- Сколько уже удалось завернуть машин с контрабандой и сколько это в денежном выражении?

- В день по десять машин. Уже машин 100 завернули. По нашим данным, за проезд машины с контрабандой в местах, где это не заблокировано, берут по 20 тыс.грн. То есть мы уже всего на одном блокпосту за полторы недели пресекли незаконный заработок на 2 миллиона. И это если не оценивать сам груз, который стоит еще дороже. Разумеется, его потом повезут другой дорогой. Но если перекрыть все пути - это баснословные деньги.

Но идея не только в том, чтобы пресечь финансирование и снабжение террористов. Мы должны использовать возможность заработать деньги для армии, создав законные условия перевозок. Вот предложение правительства по финансированию Национальной гвардии. Желтое - сколько просит Нацгвардия. Синее - сколько даст правительство. Часть денег еще придет из Резервного фонда: "Ну, дадим, сколько есть". То есть опять мы будем воевать лаптем. Разумеется, можно ужать потребности. Например, навести порядок с тендерами, на которых государство до сих пор обворовывают.

Семен 1

Откуда брать остальное? В программе правительства написано, что на оборону будет выделено до 5% ВВП. Мы считаем, что во время войны этот показатель должен быть 10-12%. Возникает вопрос, где взять эти деньги. Правительство нам скажет, что мы, мол, идиоты, денег нет. Поэтому мы сразу предлагаем, откуда брать деньги - на борьбе с контрабандой.

Есть несколько направлений. Например, Чонгар в Крыму и на стыке оккупированных территорий с освобожденными. За неделю мы регулируем законодательно весь процесс, вводим уголовную ответственность за военную коррупцию, ставим там таможенников, налоговую полицию и добровольцев. Вырученные деньги, в том числе за реализацию задержанного товара, направляем на нужды Нацгвардии. Остановила контрабанду Нацгвардия - значит, вырученные деньги пойдут ей. Таможенное оформление - официально те же 20-15 тысяч гривень в бюджет НГУ. И я более чем уверен, что мы сможем заполнить серьезную часть недостающих средств.

Второе направление - приватизация. Сейчас есть комиссия по вопросам приватизации, готовится большой процесс приватизации. Очевидно, что снова будут воровать. Но есть вопросы приватизации в прошлом. Можно четко определить, какие объекты были реализованы по заниженной цене. Укртелеком, например. Отнимать, конечно, нельзя - это уже вопрос инвестиционного климата. Но механизм доплаты должен быть. Логика в том, чтобы не только украинцы собирали деньги и передавали волонтерам, но и эти жирные коты шевелились, а не наблюдали за гибелью государства. Надо просто принять решение. Нужна политическая воля. Можно найти массу примеров в истории и в мире.

Моя идея в том, чтобы сейчас, получив определенную законодательную власть, было сделано больше, чем возможно. То есть мы увидели проблему, сами поехали и решили. Сами предложили законодательство, как это эту проблему решить. Сами нашли источники финансирования для солдат. И сейчас такие действия очень нужны.

Как победить, например, коррупцию в суде? В Грузии посадили 60-80 человек, остальные испугались. Как поступить нам? Вывозить их в зону АТО копать траншеи. Возможно, что до этого и дойдет. То есть я за то, чтобы прекратить прятать голову в песок: назвать войну - войной и четко понимать, что если мы сами не сделаем - не сделает никто. Постоянно занимать деньги за рубежом - преступление против будущих поколений. Нужно брать проблему, самим ее решать.

- Сумма для НГУ еще будет пересматриваться правительством? Она выглядит смешно. Это не бюджет воюющей страны.

- Абсолютно согласен. Мы рассчитываем, что цифры будут пересмотрены. Но мое предложение в том, чтобы взять на себя ответственность. Мы должны показать, что в стране есть политическая воля. Пусть она есть в парламенте, раз ее нет у президента и премьера. За счет изменений в тендерах мы снизим траты НГУ; за счет въезда в зону АТО повысим доходы; за счет проверки приватизации добавим еще. То есть найдем деньги для армии, раз их не может найти правительство. Но нам нужна поддержка и доверие людей.

- Если говорить о доверии, где гарантия, что вы и "Донбасс" не поддадитесь на искушение деньгами пропустить какую-то часть фур?

- Нет никакой гарантии. Но дело в том, что для того, чтобы пропускать фуру за деньги, мне не надо вот это все городить. Такая возможность есть и сейчас. Тем более, поверьте, есть масса желающих. Кто к нам только уже не приезжал в погонах.

Дело в том, что есть люди, которые месяцами ждут оформления в Национальную гвардию, оформления в батальон "Донбасс". Оформляются, получают 980 грн в месяц, но им не нужны деньги. У них мотивация освободить свою страну. Идея закрыть границы, пополнить бюджет, помочь армии, сделать так, чтобы прекратили наваривать на войне - это движет нашими людьми и заменяет жажду наживы.

- Как вы думаете, почему борьбой с контрабандой занимается батальон "Донбасс", а не правоохранительные органы? Есть генпрокурор Ярема, есть глава МВД Аваков, есть глава СБУ Наливайченко.

- А кто видел эти правоохранительные органы на фронте? Они заточены на другое, и, к сожалению, во многом живут прошлым. Батальон "Донбасс" - это вооруженные отряды Майдана. Да, они стали профессиональнее, чем в марте. Да, они поднимаются на уровень нормальных Вооруженных сил. Но это люди, которые пришли ломать схемы. А "правоохранители" пришли участвовать в схемах. В этом разница.

Но пришло и много новых людей, в том числе в парламент. Есть, конечно, вопрос неопытности. Например, мы сегодня на комитете по безопасности и обороне дружно одобрили изменения, которые, как выяснилось позже на экспертной группе фракции, были неконституционными. Опыта пока не хватает.

- Губернатор Донецкой области Александр Кихтенко заявил, что деваться некуда и надо покупать уголь у террористов ДНР/ЛНР. Что вы думаете?

- У нас есть куча шахт в Западной Украине и на освобожденных территориях. Надо развивать. Уголь, о котором говорят, который нужен и заменить его якобы больше негде, есть в Австралии и Африке. Ясно, что он будет дорогим. Но давайте смотреть: на одной чаше весов - финансирование терроризма, на другой - затраты на доставку. Мне кажется, что лучше второе. Это была бы наша принципиальная позиция. Ну как так может быть - люди погибают на фронте, а мы у террористов покупаем уголь!? Когда мы начинаем об этом говорить, нас обвиняют в том, что мы политические спекулянты.

- Почему заправки некоторых олигархов продолжают работать на оккупированной территории? И откуда бензин и дизтопливо на заправках в Донецке?

- Наличие там работающих заправок - незаконно. Топливо напрямую идет из России. Нам рассказывают, что нельзя этого трогать. Нужно трогать. Нужно разбираться с налогами на войну. Люди, которые участвовали в создании язв Донбасса, должны платить деньги. Тот же Ахметов и другие олигархи. В свое время они могли пресечь сепаратизм одним щелчком пальцев. Они этого не сделали. Они должны стране.

- Почему за эти язвы никого не сажают в тюрьму? Как вы думаете, Ярема просто не тот человек, который может это сделать?

- Есть два пути развития - революционный и эволюционный. Если мы говорим о том, что первый вариант государство не выдержит, тогда наводить порядок и защищать справедливость должны соответствующие органы. Если они этого не делают, то нужно, прежде всего, начинать с этих органов. Но начинать с них нельзя, потому что они защищены законом. Поэтому нужно менять закон, а система этому сопротивляется.

Поэтому нам придется где-то превышать закон. Ничего не поделаешь. Для этого, разумеется, требуется доверие людей. Чтобы люди доверяли, нужно быстро наводить порядок - уничтожать коррупцию и наказывать преступников. Нужно действовать. Я хочу, чтобы общество привыкло к мысли, что иногда нужно принимать волевые решения. Возможно, что иногда при этом формально придется нарушить закон. Но нужно разделять нарушение закона как принцип или как осознанную необходимость. Сейчас надо запустить цепной процесс изменений. Хотя бы с чего-то надо начать.

- А где грань между нарушением закона и справедливостью? В какой-то момент грань может стать совсем размытой.

- Да, грань может размыться. Но есть человеческая совесть. А если есть силы и понимание, что ты не переступишь черту - бери и делай. Иначе не стоит и начинать. Если все время думать о том, что может стать хуже - нет, хуже, чем есть сейчас, быть не может.

- Вы бы проголосовали в парламенте за недоверие Яреме?

- Проголосовал бы, потому что реально общество ему не доверяет. Я не говорю о том, есть ли 100% основания для отставки. Но общество не доверяет этому генеральному прокурору.

- По поводу финансовой блокады оккупированных территорий. Нужно ли ее наращивать?

- Нужно комплексное решение. Разумеется, отключать электричество и газ нельзя, потому что это будет геноцид. Конечно, получается, что мы бесплатно снабжаем эти территории ресурсами. Но тогда надо разработать программы для переселенцев. Переселить людей, а потом уже рассматривать вопрос прекращения поставок ресурсов.

- Что вы думаете о минских соглашениях?

- Нам нужно уйти от этого позорного и бесперспективного минского формата. Ни один пункт не выполнен. Представьте себе, что вас неоднократно изнасиловали, избили, отняли кошелек и раздели, а потом предложили сесть за стол переговоров. Смешно. Необходимо вернуться к женевскому формату. Надо вернуть за стол переговоров США.

- США в лице вице-президента США Джо Байдена поддержали минские соглашения.

- Реинтеграция оккупированных территорий в Украину возможна?

- Выбиваем оттуда террористов, помогаем оттуда уехать жителям, которые хотят жить в России, освобождаем тех, кто за Украину, а потом все отстраиваем. Вот и весь план. Что мы должны сделать для того, чтобы освободить Донбасс?

Во-первых, надо четко определить, война у нас или нет. Дальше затыкаем коррупционые дыры и организовываем нормальную международную поддержку. Подтягиваем армию. Делаем добровольцев-контрактников основой новых Вооруженных сил. На фоне этого наблюдаем за разрушением экономики России - падают цены на нефть, бежит капитал, обесценивается рубль. Когда мы четко заявим, что намерены бороться - поднимутся движения против кремлевской хунты. Мы это уже видим. И мы можем требовать от Запада солидарности с нами. Пойдет следующий виток санкций и Россия просто рассыплется.

- Через сколько времени мы будем готовы вернуть оккупированные территории силой?

- При условии, что будет сделано все, о чем я говорил выше - в течение одного года. В течение 2015 года мы могли бы вернуть все, что потеряли. Тем более, скоро зашевелятся и другие государства, имеющие претензии к России.

- Что делать с новой мобилизацией, о которой уже заявило Минобороны?

- Не готов сказать по той причине, что мы сейчас знакомимся с предложениями и текущей ситуацией. Мое мнение - ставка должна быть сделана на качество, а не количество. Если взять отдельные подразделения, которые себя отлично проявили, ту же "Омегу", то там ни одной потери на 80 человек. Ни одной потери за все время АТО. При этом они решали возложенные задачи на порядок эффективнее многочисленных подразделений.

Возьмем сектор Д, где войска после удара российской армии в районе Саур-Могилы и Амвросиевки просто побежали целыми батальонами и батальонными группами. И возьмем тот же батальон "Донбасс" или "Днепр", которые не побежали. Дело в качестве, а не количестве. Но надо, чтобы государство нормально заботилось об этих людях.

В целом у нас нет времени. Нам нужно запускать цепную реакцию наведения порядка в самое ближайшее время. В противном случае нас сметут. Все эти товарищи из высоких кабинетов окажутся с большими деньгами где-нибудь в Москве или Лондоне, а мы будем здесь умирать в окопах. Я думаю, что мы именно те люди, которые могут предотвратить социальный взрыв. Для этого нужно запустить новые кадры в государственные механизмы. Нужно заставить государство опереться на патриотов. Потому что перед страной два пути: либо немедленные изменения, либо жесткий и беспощадный бунт.

-  В США есть две ветви власти - существует Конгресс, существует президент. Я больше чем уверен, что Байден сказал так, потому что знает позицию Украины. А позиция Украины - минские соглашения. Вполне вероятно, что если бы мы жестко заняли позицию: нет, мы так не хотим - Байден выражался бы иначе. Украина может опираться на поддержку республиканцев. Существуют возможности лоббирования. Поэтому не надо воспринимать позицию Байдена категорично.