В Одесі скандал з нібито відремонтованим палацом Камо (ФОТО)

Одесский памятник архитектуры национального значения – дворец Камо, построенный архитектором Джордано Торричелли на Тираспольской площади, — «подрастет»а на целых два этажа.

Об этом свидетельствуют появившиеся в сети фотографии здания, сделанные с высоты.

picturepicture_2993363104913_92656

Издание «Думская» попыталась выяснить, кто уничтожает шедевр зодчества и на каком основании. Как оказалось, «реконструкцией» дворца занимается некое частное предприятие «Алина», которому принадлежит часть помещений в здании.

Изменение внешнего вида памятника согласовали в Министерстве культуры, не поставив в известность ни местные власти, ни даже регионального представителя ведомства Владимира Мещерякова (по крайней мере, он так говорит). Более того, недавно ГАСК зарегистрировал «Алине» декларацию о сдаче «мансарды» в эксплуатацию, хотя до этого, как до Киева… пешком.

Директором предприятия является некая Галина Ефанова, на которую зарегистрировано немало городской недвижимости. Проследить конечного бенефициария непросто — учредителем «Алины» является другое юрлицо, за которым стоят еще два юрлица, чей уставный капитал принадлежит тоже юрлицам, и так далее.

Впрочем, на каком-то этапе в длинной цепочке выгодополучателей всплывает фирма «Дижеро», которая, если помните, построила для американца одесского происхождения Павла Шмуклера мансарду на еще одном одесском памятнике нацзначения — доме Потоцкого, что на Приморском бульваре. Есть среди причастных к дворцу Торичелли лиц и представитель Шмуклера Елена Медведева. Все это позволяет предположить, что и к «реконструкции» памятника на Тираспольской приложил руку все тот же американец.

Дом в стиле классического итальянского палаццо возвели в 1837-м году. С того времени он сменил множество владельцев. При последнем дореволюционном хозяине, Алексее Балашеве, здесь была гостиница и ресторан «Марсель».

После революции в здании поместили трест «Монолитстрой». Дом превратили в коммуналку. Бывший владелец этого дома Балашев вместе с семьей тоже нашли приют в одной из комнат этого дома.

Залы запроектированы в виде анфилад, а со стороны двора устроена полуротонда с колоннами.