Нецивилизованный Луганск

Фото informator.lg.ua

Фото informator.lg.ua

За четыре месяца Луганск по уровню и стилю жизни был отброшен на несколько десятков лет назад – ближе к сталинским временам

На территории Донбасса, подконтрольной  боевикам, после подписания минских соглашений почти прекратился огонь, стало более безопасно. В результате многие переселенцы решили наведаться в свои квартиры и дома, расположенные в Донецке и Луганске, чтобы посмотреть, в каком они состоянии, и вывезти оттуда необходимые для жизни вещи (в первую очередь зимнюю одежду).

В Луганске пришлось побывать и мне. Дорога из Киева до Харькова прошла самым обычным образом, а вот в Харькове уже пришлось столкнуться с непредвиденной ситуацией. Водитель, с которым была достигнута предварительная договоренность о поездке из Харькова в Луганск, «исчез». На телефонные звонки он не отвечал, в условленном месте (на южном ж/д  вокзале) не было его маршрутки. Тем не менее, дело перевозчиков, решивших везти людей в опасный Луганск, продолжало жить. Мне попался харьковский водитель маршрутки, которому, как выяснилось, предстояла первая поездка в Луганск, и дорогу в этот город он не знал. Его старенькая  «Газель» вмещала 10 человек. За час нашлось 8 пассажиров, которые, узнав о завышенной цене проезда (500 грн.) и неопытности водителя в пассажироперевозках до Луганска, все же согласились рискнуть отправиться в самый восточный областной центр Украины.

Кстати о ценах. В мирное время, проезд в автобусе следованием «Харьков-Луганск» стоил около 200 грн. После подписания минских соглашений минимальная цена проезда по данному маршруту в микроавтобусах (нерегулярные перевозки) составляла 350 грн. и доходила до 500-600 грн., а харьковские водители легковушек предлагали пассажирам, родом из Луганска, довезти их до конечной остановки за 1000-1200 грн. с одного человека (кстати, из Луганска в Счастье - это незначительная часть обратного пути - помогают вывозить автомобили за 1500-2000 грн.).

Когда маршрутка проехала Купянск Харьковской области, у ее пассажиров  первый раз проверили документы на блокпосту. В дальнейшем было еще много блокпостов, контролируемых украинскими военными. Проверки занимали немного времени.

В городе Счастье, откуда по прямой дороге до Луганска рукой подать, водителю, который уже немного узнал, как в нынешних условиях доехать до областного центра, пришлось передвигаться по объездной дороге, о существовании которой до лета 2014 года многие местные жители и не догадывались. Дорога через Малиновое, несмотря на то, что «убитая», и отнимает дополнительных 1,5-2 часа езды, считается самой безопасной. Она ведет до поселка Станица Луганская.

При въезде в населенный пункт пассажиров встречает украинский блокпост, при выезде из Станицы Луганской (на уцелевшем мосту через Северский Донец), от которой до Луганска 12 км, уже находится блокпост, контролируемый боевиками «ЛНР». Здесь было невозможно не заметить некоторые детали, с которыми не приходилось сталкиваться на украинских блокпостах. На каждого, кто подъезжает к мосту, нацелены дула автоматов трех боевиков, а также дуло пушки.

Боевики, узнав, откуда и куда держат путь пассажиры старенькой маршрутки, пропускают ее, и люди, еще недавно проживающие в Луганске, вновь оказываются в городе, который за последние четыре месяца стал совсем другим.

Первое, что обращает на себя внимание, - Луганск опустошен, очень мало автомобилей. Сразу видны многоэтажки, которые подверглись обстрелам, на дорогах – воронки от взрывов снарядов. На момент приезда в город не было воды, электроэнергии, практически не работала мобильная связь. Из благ цивилизации был доступен только газ, да и то, не во всех квартирах. Да. И еще каким-то чудом местным коммунальщикам удавалось вывозить мусор.

В Луганске встречалось очень много людей с приспособлением для перевозки воды. Это так называемые «кравчучки».  К ним прицеплен ящик, в котором можно перевозить несколько 5-6 литровых бутылок. Воду в город завозят, однако точек, где ее можно взять, очень мало.

Что касается мобильной связи, то у луганчан, которые «привязаны» к МТС, фактически нет шансов дозвониться или принять звонок. С Киевстар дела обстоят чуть лучше. По нему с любой точки города не дозвонишься, однако, если подняться на 8-9 этаж многоэтажки, то можно переговорить с родными, близкими и знакомыми.

Часть магазинов работает. Но поскольку нет электричества, то торговля идет только на входе в магазин, где выставлен главный прилавок. Понятно, что в продаже только  нескоропортящиеся продукты, вода, алкоголь. Цены значительно выше, чем в Счастье и Старобельске.

 В Луганске владельцы автомобилей могут заправиться. Правда, не на АЗС, а у частников, которых мало в городе, но о них знают все, кому нужен бензин и дизтопливо.

В городе время от времени слышны взрывы. Местные жители говорят, что в посадках вблизи Луганска идет разминирование. Кстати, мины, напичканные в посадках и вблизи дорог, – еще одна большая проблема для людей, решивших остаться жить в городе. Накануне в Луганске обсуждали случай подрыва на мине. На одном из блокпостов девушка на автомобиле выехала за обочину,  подорвалась и погибла. Здесь особенно после этого случая настоятельно советуют не выходить за обочину, ездить и ходить только там, где уже кто-то ездил и ходил.

Что касается возможности получить свежие новости, то в Луганске с этим тоже большая проблема. Поскольку нет света, то нет интернета, телевизор в квартирах просто пылиться как атрибут пока недоступной цивилизации. Узнать новости можно из единственной газеты – «21 век» и местного радио. Однако, поскольку они заняли сторону «ЛНР», многих луганчан их информация не устраивает. В общем,  можно говорить об информационном вакууме.

Сейчас в Луганске мало молодежи и много пенсионеров. В городе процветает «стукачество». «Заложить» соседа, которого недолюбливает аноним, стало нормой. Приезжающих в Луганск из других городов  здесь многие воспринимают в штыки, называя покинувших город – предателями. Здесь чувствуются настроения жить и дальше в «ЛНР», несмотря на то, что условия жизни в городе можно характеризовать как нищенские и допотопные, находящиеся на грани гуманитарной и экологической катастрофы.

В  Луганске также остались люди, которые не поддерживают все происходящее  и настроены  против «ЛНР». Они понимают, что ничего хорошего от самопровозглашенной и непризнанной «республики», поддерживаемой значительной частью оставшихся луганчан, не будет. Однако  их голос не слышен, а если и будет услышан, то с этим голосом можно оказаться в застенках местной СБУ.

После того, как выезжаешь из Луганска и оказываешься в городе Счастье, контролируемом украинскими военными, испытываешь определенное счастье. Здесь все покинувшие областной центр проходят регистрацию. Выстраивается очередь. Люди довольны, что удалось беспрепятственно вывезти вещи. Слышны также разговоры о том, что для многих, стоящих в очереди, это была, возможно, последняя поездка в Луганск.

При выезде из Счастья запомнилась такая картина. Две легковушки. Двое водителей… То ли просто знакомые, то ли друзья. Они прощаются, обнимаются. Слышны слова: «Может, уже и не свидимся». Один луганчанин, чей джип заполнен вещами, едет в цивилизованный Харьков, второй, на стареньких «Жигулях» возвращается в нецивилизованный Луганск. Каждый из них выбрал свою дорогу.