Ошибки резидента. Чего не учел Путин, вторгаясь в Украину

Ирина Шевченко. Фото: liga.net

Ирина Шевченко. Фото: liga.net

План ликвидации украинской государственности остается несбыточной кремлевской мечтой.

Путин должен был войти в Украину как нож в масло, - пишет Ирина Шевченко на ЛІГА.net.  При массовом одобрении местного населения, моментальном и безусловном переходе украинских силовиков под знамена Российской федерации. Международное сообщество должно было молча проглотить аннексию практически всей территории Украины. План был логичным и готовился не один год.
Бандеровцы и фашисты 

Все 23 года украинской независимости российская пропаганда делила страну на две части. На Западной Украине,соглпасно этой схеме, живут бандеровцы и фашисты, которые почему-то считают Украину государством. Иногда они захватывают власть в Киеве и пытаются навязать свою "нацистскую" идеологию всей стране.
На остальной территории живут "нормальные хохлы" - младшие братья россиян. Украину они считают недоразумением и мечтают вернуться в лоно русского мира. Пропаганда, безусловно, вещь сильная. До сих пор некоторые граждане Украины опасаются "бандеровцев, которые будут их убивать".
Но массового распространения эта инфекция не получила. По причине природного любопытства и критического склада ума украинцев. Многие из них съездили в западную Украину и лично убедились в том, что никто во Львове выходцев из других регионов не расстреливает. Особо любопытные даже покопались в исторической литературе и поняли, что бандеровцы никакие не фашисты, а украинский национализм не является синонимом нацизма.
Разлома не получилось.

Еще одной ошибкой роспропаганды стала идентификация участников Майдана как бандеровцев. На Майдане были представлены все без исключения регионы Украины. В результате граждане страны в зависимости от базовой национальности стали гордо называть себя бандеровцами, жидо-бандеровцами, татаро-бандеровцами и даже кацапо-бандеровцами.

Родная речь 

В запасе у Москвы оставался казалось бы беспроигрышный вариант - конфликт на языковой почве. Да, в городах юга и востока есть люди, которые боятся, что их "насильно украинизируют и отменят русский язык". Но многие сопоставляют роспропаганду с реальностью и осознают, что никакой угрозы их родному языку в Украине нет.
Они спокойно общаются на русском дома, на улице, на работе. На прилавках полно русскоязычной прессы и литературы. На украинских телеканалах регулярно показывают российские фильмы и сериалы. Даже за пределами своего региона у них нет необходимости переходить на украинский.
Украиноязычные жители центра и запада понимают русский и он не вызывает у них агрессии. Более того для трезвомыслящего человека очевидно, что неудобства как раз испытывают украиноязычные граждане юга и востока. В такой ситуации попытка спровоцировать в стране антиукраинский языковый бунт в очередной раз провалилась.
На защиту Украины встали не только русскоязычные украинцы, но и этнические русские. Как только в Кремле заговорили о защите русских в Украине, интернет взорвался обращениями: "Путин, я - русский. Я не нуждаюсь в твоей защите. Убирайся домой!"
Русский мир - это русская война 

Одна из серьезных проблем Украины в нынешней ситуации - продажная власть на местах. Чиновники не только не отстаивают интересы своего государства, но и в открытую сотрудничают с российскими диверсантами и местными сепаратистами. Но даже они успели поработать на страну.
В последние годы помимо прочих финансовых вливаний Кремль выделял немалые средства местным чиновникам в южных и восточных регионах. Эти деньги предназначались для продвижения идеи русского мира. В результате не менее 50% населения должно было выйти с российскими флагами в назначенное время под местные администрации. И потребовать, в зависимости от ситуации, федерализации, присоединения к Таможенному союзу или сразу к России. Не менее половины жителей должны были в случае необходимости встречать с цветами и караваями российскую "миротворческую армию". Еще примерно 30% должны были молча сочувствовать. Время "Ч" уже давно прошло. А на каравай еще теста не месили.
Деньги чиновники оставили себе, поскольку "зачем тратиться, тут и так все русские". Массовых акций на украинском юго-востоке не получилось. А именно они должны были продемонстрировать миру широкую поддержку российской политики в Украине и обезопасить от разного рода санкций. В результате даже в Крыму для реализации российского сценария пришлось задействовать войска. А в восточных регионах - использовать засланных кадровых диверсантов и развязывать настоящую войну,  в которой роль России очевидна всему миру.
 

Все политики одинаковые 

В Кремле не сомневались, что в случае осечки по другим пунктам, удастся сыграть на традиционной нелюбви украинцев к власти.
Новое правительство еще не сформировалось, а роспропаганда уже забрасывала свои месседжи. Ключевой: "не за то погибали герои Небесной Сотни, чтобы продажные политики дерибанили портфели".
Не без оснований Путин рассчитывал, что и сама новая власть непроизвольно подыграет Кремлю. Чиновники даже в разгар военного вторжения не могут обуздать свою клептоманию. Руководители силовых ведомств не решаются задерживать бывших хозяев страны, виновных в репрессиях против Майдана и пособничестве агрессору. Жертвы и некомпетентность в ходе АТО вызывают возмущение.
Тем не менее, украинцам пока хватает ума и выдержки не валить новую власть. Критиковать - да. Проводить предупредительные акции - да. Валить - нет. Не срабатывает кремлевский посыл: все политики одинаковые, какая разница Янукович, Порошенко или Путин, все равно будет плохо, не стоит из-за этого умирать.
Более того, многие украинцы не отождествляют свою власть со своей страной. Порошенко и Яценюк - всего лишь инструменты. И пока они работают и дают результат хотя бы на международной арене, их будут использовать. Впрочем, угроза острого конфликта именно по линии власть-народ еще сохраняется.
 

Зона комфорта

Неожиданностью для России стала реакция Евросоюза и США на вторжение в Украину. В Москве были уверены, что из-за какой-то Украины добропорядочные бюргеры и янки не станут менять привычный ритм жизни. Тем более не станут применять экономические санкции, от которых и сами испытывают определенный дискомфорт.
Позицию Запада определили геополитические моменты, в том числе связанные с вопросами безопасности в Европе. Но и сами украинцы заставили мир обратить на себя внимание. Майдан и сопротивление путинской агрессии поставили Запад перед фактом: он имеет дело не с придатком новой Российской империи, а со сформировавшейся европейской страной.
Еще больше в России были удивлены тем, что украинцы сами готовы эту страну защищать. С армией, силовыми ведомствами и спецслужбами Кремль работал не один год. Дезертирство и саботаж должны были быть стопроцентными. Несмотря на это, и в армии, и во внутренних войсках, и в спецслужбах, и у пограничников остались солдаты и офицеры, верные присяге. И их большинство.
И уж совсем сложно было представить, что обычные граждане - предприниматели, клерки, преподаватели, студенты побегут записываться в добровольческие батальоны или начнут собирать амуницию, защиту, продукты и медикаменты для солдат. Путин не учел, что из зоны комфорта украинцы вышли еще на Майдане, когда изгонялиЯнуковича.
Там, видя разбитую голову или простреленную грудь побратима, люди не разбегались в панике. Они выносили под пулями раненых, шли на баррикады, разбирали брусчатку, смешивали коктейли Молотова. Не зная куда потом - домой, в СИЗО, в больницу или сразу в морг. А еще понимали, что умереть, конечно, страшно, но еще страшнее жить в стране, которой правит выживший из ума деспот.
Ну, и наконец, самое главное, чего не учел Путин. Как выяснилось, мы готовы не только умереть за свою страну - это его бы вполне устроило. Мы готовы менять свою страну и строить ее. Чтобы  жить в своей независимой Украине.