Реконструкция Донбасса: что нужно сделать

Микола Малуха. Фото: video.telekritika.ua

Микола Малуха. Фото: video.telekritika.ua

По аналогии название заимствовано из периода в истории США после гражданской войны «Реконструкция Юга».

После того, как Север поставил на колени Юг, в течение более десятка лет (1865-1877) проводилась реинтеграция проигравших штатов Конфедерации в состав Союза.

Этот текст – попытка сформировать повестку стратегических преобразований, необходимых послевоенному Донбассу.

Oсновные проблемы Донбасса сводятся к следующим (все остальные – производные от них):

- плохо функционирующие социальные лифты;
- низкая социальная мобильность;
- апатия;
- примитивная гражданская активность;
- слабая самоорганизация населения;
- доминирующий патернализм.

Жителям «большой Украины» скажу сразу – эти проблемы характерны для всей страны. Просто на Донбассе они проявились сейчас наиболее ярко.

Если на востоке местные сепаратисты кричат «Россия», то где-то на западе – «Свобода» прийде – порядок наведе!»

Значит, для решения проблем на Донбассе  нужны фундаментальные структурные реформы во всей стране.

Итак, по порядку (но не по важности), что нужно делать с послевоенным Донбассом.

1. Институции самоуправления

Патернализм – страшнейшее наследие Совка, которое многие годы разрушает общество и государство. Если вы внимательно прислушаетесь к сепаратистским лозунгам, то не найдете там культурно-исторических требований – исключительно надежда на увеличение welfare`a и прочие подачки.

Когда люди научатся без «царя над ними» самостоятельно решать свои вопросы, то поймут, что им не нужен никакой Путин, Россия, ядерное православие, духовные скрепы, «русский мир» и прочие идеологизмы.

О каких институциях идет речь?

О самоорганизации граждан – от ОСББ (ОСМД) до объединения велосепидистов. Люди, способные без ЖЕКа управлять своим общим многоквартирным домом, – уже иные, европейские.

О связи между умением соседей объединяться для решения их общих проблем и умением общества выбирать во власть лучших своих представителей читайте тут.  В этой статье найдете важный момент о так называемой «приватизации муниципальной власти в США». Это когда соседские объединения перенимают на себя обязанности муниципалитетов (порядок, безопасность, здравоохранение, дошкольное, школьное образование и т.д.) и справляются с ними лучше, чем муниципальные представители.

Кстати, интересный феномен восточной Украины. Наиболее активно (по сообщениям СМИ) участвовавшими в эвакуации и оказании разной помощи мирному населению оказались протестантские пасторы Петр Дудник и Сергей Косяк.

Опять же для того, чтобы помочь гражданам в самоорганизации, необходимо принять соответствующие законы, которые бы упростили механизмы создания и функционирования NGO, партий, соседских объединений, религиозных общин и др.

UPD: развитие институций невозможно без формализации имущественных прав.

2. Социальная политика

Сейчас средства государства (налогоплательщиков) и бизнеса тратятся на исправление ошибок малоэффективного менеджмента на уровне местного самоуправления: ремонт школ, больниц, строительство площадок и т. д, вместо того, чтобы на местах открывать центры переквалификации, содействия социальному предпринимательству, то есть, дать людям новые возможности и обучить, как ими воспользоваться.

3. Молодежная политика 

Стипендии (на MA, PhD), летние школы, стажировки, обмены студентами между национальными вузами (уровня УКУ и НаУКМА) и зарубежными. Причем, предпочтение следует отдавать не донецким, а мариупольским, енакиевским, горловским, краматорским студентам. Жизненный опыт, полученный в студенческие годы, глубоко откладывается в памяти и на эмоциональном уровне на всю жизнь. Дабы избежать утечки специалистов за рубеж, можно продумать механизмы по обязательной отработке 3-5 лет в родном городе в тех случаях, если человек получал scholarship от государства.

4. Английский язык

Этот – больше технический или тактический пункт – выношу как отдельный по двум причинам.

Первое, незнание иностранных языков усложняет доступ жителям региона (особенно не из самых благополучных городов) к всемирному банку знаний, образовательных возможностей, информации.

Второе, под лозунгами «защиты говорить на родном языке» скрывается банальные лень и нежелание овладевать другими языками, кроме русского, так называемое «право на безграмотность».

5. Детское воспитание 

Не буду писать об украиноязычных детских садиках с портретами Бандеры и Петлюры, книжках и песнях и т.д. Самым эффективным инструментом будет развитие сети детско-юношеских патриотических организаций по типу ПЛАСТа.

Лагеря по всей Украине, еженедельные занятия, культурный и познавательный досуг, трудовое воспитание могут превратить выходца из любого региона в пламенного патриота.

6. Культурная политика

Опять же, речь не идет о «годе Шевченко в Донецке» и прочих государственных формальных мероприятиях, которые никому не интересны, кроме самих чиновников, стремящихся  распилить бюджетные деньги. Речь идет о переносе/компиляции для Донбасса таких этнофестов как «Шешоры» или «Бандерштадт», литературных событий «Книжковий Арсенал» и др. Донбасс, мягко говоря, не избалован подобными ивентами, и какой-нибудь «Книжный террикон» или фест «СуперСтус» привлекли бы широкую аудиторию.

7. Перезагрузка силовиков

Только ленивый не писал о ментах или сбэшниках с Донбасса, успевших присягнуть на верность всем, кому только нужно было: от ДНР до покойного Николая ІІ. Можно предложить формулу 50/50 или 70/30, чтобы часть сотрудников милиции формировалась из местных патриотов «с улицы», часть – из более менее приличных оперативников из других регионов (Кировоград, Херсон, Николаев, Запорожье). Первые обеспечили бы понимание контекста и знание обстановки на местах, а вторые – профессиональным опытом.

Но в случае с силовиками снова появляется это проклятое «но». Предположим, мы получаем честных и преданных делу силовиков. Как долго они продержатся на работе с официальной зарплатой милиционера в 1,5-2 тыс. грн или полковника СБУ в 8 тыс. грн?

Добавляем к этому извращенную систему эффективности (% раскрываемых преступлений), забюрократизированность и идиотское начальство в Киеве. Думаю, очень немного пройдет времени (по оптимистическим оценкам, 3-5 лет) и мы получим ту ситуацию, что имели – 80% подонков-коррупционеров и 20% честных романтиков-идеалистов. И это в лучшем случае.

Нужна реформа силовых структур с обязательным повышением зарплат минимум в 3 раза. Для образца стоит взять американский вариант, польский постсоциалистический и грузинский опыт реформ.

8. Возвращение квалифицированных эмигрантов на родину

Ранее я писал о «самом страшном проклятии послевоенного Донбасса» – отток наиболее здравомыслящего интеллектуального элемента, творческого класса. Пока не запущены социальные лифты, еще не выросла со школьной, студенческой скамьи замена, репатрианты будут оставаться на Донбассе ценным кадровым ресурсом.

Как их вернуть – приглашать на госслужбу, привлекать под инвестпроекты, обещать подъемные, жилье? Я не знаю. Но они лучше всех понимают психологию и нужды своего региона, поэтому их привлечение к интеграции Донбасса в Украину позволит не терять время на «погружение в специфику».

9. Инвестиции

Начну издалека. Как описывал выше, одна из фундаментальных проблем, тормозящих развитие общества, – патернализм. За более чем 20 лет дикого рынка на Донбассе патернализм подпитывается «индустриальным мышлением»: есть завод – есть работа; «стабильность и уверенность в завтрашнем дне»; «предприятие позаботится» и т.п.

«Постиндустриальные» люди мыслят такими категориями как: предприимчивость, индивидуализм, инновации, поиск новых идей и ниш и т.д. Условные «заводчане» ищут прежде всего свое место в огромной махине, которая о них обязательно позаботится.

Поэтому если и должны идти инвестиции, то только в (или через) хабы, бизнес-акселераторы, технопарки. Пусть это будут хоть разработка электронной ковырялки в носу. Подобный подход будет способствовать раскрытию самых конструктивных черт. Тем более, что на Донбассе есть технологическая база для подобных проектов.

10. Жесткое соблюдение УК относительно сепаратизма и распространения ксенофобии

Лукавят, когда говорят, что ДНР стал ответом на Майдан и «Киевскую хунту». Дерево сепаратизма давно пустило корни и благодатно развивалось.

Например, за полгода до событий в книжном ларьке (подземный переход на пересечении Артема и Гурова) продавалась книга о Донецкой республике. В городе русофилы при молчаливом одобрении силовиков проводили свои «русские пробежки», «Русские блоки», «Донецкие руси» и т.п. – митинги и пикеты.

Всего этого больше не должно быть. Точно так же должны прекратиться любые политические спекуляции популистского толка о том, что кто-то кого-то кормит, о «сортах граждан», «западенцах-бездельниках» и т.д. За такое сразу уголовное дело и срок.

11. Развитие туризма 

Почему верят в сказки о кровожадных бандеровцах, счастливой жизни в РФ и мудром правителе Путине? Одна из причин – жители Донбасса практически не выезжали за пределы своего региона.

Для периферии (Торез, Горловка, Снежное и т.д.) поездка в Донецк – как для киевлян в Европу. Большинство из них не знают Украину, никогда не видели соотечественников из других регионов, поэтому им сложно чувствовать себя частью единого общего «сообщества».

Нужно возить дончан на «Западенщину» с малого возраста. Культивировать внутренний туризм. Пустить в страну лоу-косты и упростить получение виз, чтобы люди могли побывать в Европе и понять, где они хотят жить – с холеными «стерильными» геями или бородатыми «прокопченными» Бабаями.

12. Информационная политика 

Нужны проекты вроде «Покажи їм! Львів-Донбас шоу» (на ТК «Донбасс»), который был запущен при поддержке ДТЕК. Такие медиа-продукты помогают разрушить стереотипы и преодолеть разделение. Ну а издания, пропагандирующие экстремистские и ксенофобские идеи, должны быть закрыты и запрещены.

Многие, прочитав эти тезисы, скажут: Зачем мне Донбасс? Что сделал, дал Донбасс Украине? Почему я должен тратить свои ресурсы на него?

Отчасти, справедливые вопросы. Но, одновременно, это – упрощенный и поверхностный взгляд на реальность.

Когда вы приходите на собеседование в серьезную компанию на серьезную должность, то вас никогда не спросят: как вам удалось добиться высоких результатов в условиях благоприятной внешней коньюнктуры? У вас обязательно узнают, с какими кризисами вы сталкивались и как вы их решали.

Кризис на Донбассе – это ярчайшая симптоматика (в уродливых формах ДНР и ЛНР с человеческими жертвами и разрушением инфраструктуры) болезней, которыми болеет вся Украина. На Донбассе они перешли в острую стадию.

Если хотим, чтобы Украина состоялась как субъект современной цивилизации, то должны все вместе преодолеть этот кризис.

И еще. Нам нужны дискуссии о восстановлении Донбасса во всех смыслах. Давайте начнем генерировать идеи, а потом перейдем к их внедрению.

Спільна дія