Щепотин – злокачественная болезнь, поразившая онкологию Украины

Игорь Щепотин - директор Национального института рака. Фото: segodnya.ua

Игорь Щепотин - директор Национального института рака. Фото: segodnya.ua

Друзья, после того как прекрасным субботним утром до меня дошла информация о событиях в Национальном институте рака (НИР, г. Киев), и я получил тому подтверждение в телефонной беседе от сотрудников НИР,  мне показалось уместным вставить свои 5 копеек, чтобы показать что дело совсем не в Игоре Щепотине.

"Щепотин" (или "щепотинщина" – вне  зависимости от того, кому  власти поручат выполнять подобную роль (если ничего в стране принципиально не изменится), - страшная злокачественная патология, поражающая главных врачей онкодиспансеров Украины, онкологов (т.е. лиц, принимающих решения по бюджетным расходам в онкологии).

Но больше всего от этого страдают онкобольные.

Следовательно:

  • это диагноз для всех нас, для украинской онкологии, онкологов и врачей вообще; это наихудший из вариантов взаимоотношений между коллегами в онкоклинике, основанный на сочетании безумного самомнения, авторитаризма, тирании и безответственности руководителя отдела, клиники или института; это полное игнорирование интересов пациента;
  • это термин, условия ролевой игры, объединяющий все те качества и действия, которые востребованы для «правильных» тендерных закупок  химиотерапии и оборудования в МОЗ за последние 10-15 лет, «правильного» строительства онкологических клиник, отделений радиологии, химиотерапии в областях Украины;
  • это ежедневное напряженное состояние психики человека, находящегося в перманентном состоянии «фигурант уголовных дел по фактам крупных хищений»;
  • это тупиковое состояние психики человека, одновременно находящегося во всех видах конфликтов (профессиональных, политических, личностных и пр.) со всеми, с кем их можно устроить.

Прежним политическим властям, министерским командам, фармбизнесу и пр.  всегда нужен такой  «актер на крючке». Потому Игорь Щепотин продолжает оставаться в должности, шокируя своей наглой непотопляемостью при всех режимах.  Вначале было непросто. Затем привык и даже вошел в кураж. И еще долго будет шокировать, поскольку  такая роль до недавнего времени была высоковостребованой.

Это на работе, с коллегами он отрывается. Это - на войне. Но других условиях – это вполне адекватный и разумный человек.

Надо думать о том, насколько прочно бизнесмены от фармации обосновались в тендерах по онкопрепаратам.

Надо думать,  почему в обществе наибольшие гонорары нагло требуют онкологи ?

И если какие-то новые лица в правительстве, в министерстве примут решение (ну а с какого-таки перепугу, спросите Вы ?) что нужно повернуться лицом к пациенту – не станет щепотинщины ни в НИР (нац. институт рака), ни в   онкодиспансерах, ни в кабинетах онкологов.

  • Собрать денег на армию – это хороший политический ход Щепотина.
  • Собрать «неучтенных» денег на армию – это хороший политический и бизнесовый ход к новым властям.
  • Щепотин не имел никаких ни юридических, ни гражданских, ни политических оснований призывать к сбору денег. В Уголовном Кодексе, который призывал чтить Остап Ибрагимович Бендер, нет дефиниции "коллективный патриотический сбор средств на армию", но есть вполне понятные определения "мошенничество","неправомерное использование служебного положения", "шантаж" и "вымогательство".
  • Личный Патриотизм господина Щепотина вполне был бы понятным в публичной сдаче личных денег в сумме, соответствующей возможностям официальных доходов.
  • Иск коллектива НИР к Щепотину с требованием вернуть незаконно собранные  с врачей деньги и вложить свои был бы нормальной ответкой. Только все те, кто сидят на жиле, будут молчать.
  • По сути, украинскую армию профинансировали онкобольные. Покупая химиотерапию, они незаконно дополнительно финансируют фармбизнес. Приходя на хирургическое лечение, они так же незаконно дополнительно финансируют Щепотина, НИР и украинскую армию.

Коррупция – тяжелая и системная патология.  (Пока не могу твердо сказать почему, но.. пока) новая министерская команда вступила в противостояние со старыми бизнес-друзьями. Заменят ли они их на других, новых,  или сумеют придумать более честную систему госзакупок – мы станем этому свидетелями. Мудрый Карл Маркс утверждал, что  «Политика – это квинтэссенция экономики»; а я добавляю, что «Здравоохранение – это главный приоритет социальной политики государства».

ЖАЛЬ, ЧТО ВСЕ УКРАИНСКИЕ ПОЛИТИКИ УБИВАЮТСЯ ВНАЧАЛЕ ЗА БЕЗРАЗМЕРНУЮ ВЛАСТЬ, ЗАТЕМ ЗА БЕСПРЕДЕЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ;   ЗАТЕМ ЗА СВОБОДУ. ЗА ЮЛИНУ СВОБОДУ. РАБОТАТЬ НЕКОГДА. НЕ УМЕЕМ. ДА И НЕ ОЧЕНЬ-ТО СОБИРАЛИСЬ.  ЗАТЕМ СНОВА ПРИХОДЯТ «СТАРЫЕ-НОВЫЕ» – И ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ СНАЧАЛА

Здоровьем украинцев, если честно, по большому счету не занималось ни одно украинское правительство популистов. Ни один министр здравоохранения. Не было времени: большинству из них надо было «решать» тендеры, покупать свои скорые, выступать по ТВ, сбивчиво рассказывая о реформах, периодически делая визиты в генеральную прокуратуру.

Друзья, но в скором времени все изменится к лучшему. Многое зависит от нас с Вами. Все будет хорошо! Я узнавал !

Сергей Кульчицкий,Закарпатье,с.Межгорье.