Посредники между бюджетом и оффшорами

Фото: ТСН

Фото: ТСН

Николай Каранько, он же Mykola «Nick» Karanko, он же Mykola S. Karanko, представляет интересы фирмы «Universal Investment Group» (UIG) в Украине, США, Европе и по всему миру. Что это за компания? Прямо или косвенно она участвовала во многих коррупционных скандалах с участием украинских чиновников и олигархов. 

Продолжение расследования. Начало см. здесь

Путешествие в Донецк 

Почему именно в Донецк?

По трем причинам.

Во-первых, потому, что в 2011г. именно Каранько помог знаменитому не только в Украине «авторитетному» бизнесмену Юрию Иванющенко получить американскую визу.

 Во-вторых, потому, что сам Иванющенко родился в Енакиево, учился, работал, жил или в указывал в официальных документах енакиевские адреса.

В-третьих, потому, что фамилия «Каранько» достаточно редкая, и в Донецке или Енакиево ее кто-нибудь да слышал...

А где же еще искать, если енакиевские, горловские, макеевские и пр. «донецкие» давно уже образовали своеобразную касту, куда посторонним вход заказан!

- Каранько? – переспросил меня Сергей Владимирович Р., по понятным причинам  просивший его фамилию не называть. – Конечно, знаю, Каранько Степан. Кажется, Иванович. Он одним из первых в Донецке, еще в начале 90-х, зарегистрировал совместное предприятие! И, по-моему, назвал его в честь дочери... Аня ее звали... Да, СП «Анна». Чем занимался? Да разное говорили... Вернее, не говорили, а намекали, но повторять слухи не буду. А официально СП занималось искусственными материалами: пленки, кожзаменители и т.п.

- А кроме дочери у Каранько еще дети были? Семья была большая?

- По-моему, два сына и дочь. Саша! – мой собеседник обращается к супруге. – Ты жену Каранько помнишь? У вас же общие знакомые были.

- Да я ее почти не знала... Валя, по-моему... Или Женя?

Остальное было делом техники и знакомств.

Малое совместное предприятие «Анна», зарегистрированное в Донецке в декабре 1993г., действительно занималось то ли производством, то ли торговлей искусственными материалами.  Директором его числился Степан Иванович Каранько, а вот об учредителях за давностью лет ни Единый госреестр, ни госрегистраторы Донецка мне ничего сообщить не смогли:

- Да, в реестре записано «спільне мале колективне підприємство», но «відомості не підтверджено».

Однако сами того не подозревая, чиновники сообщили, что Степан Каранько и СП «Анна» на самом деле ничего не производили, а были обыкновенными посредниками. Оказывается компании в свое время регистратор присвоил «23 класс профессионального риска» – посредничество и оптовая торговля.

Посредничество между кем и кем? И кто конкретно посредничал?

Я снова обратился к услугам Госреестра.

Совместное малое предприятие «Меркурий-1» (Каранько Валентина) шило обувь.

О Каранько Тарасе Степановиче никакой информации найти не удалось.

А вот Каранько Анна вместе с, видимо, братом, Каранько Николаем Степановичем, оказывала посреднические услуги, а также консультировала по вопросам коммерческой деятельности и управления в фирме, названной по инициалам родственника  - «КНС-сервис».

И, наконец, наш «герой», Николай Каранько или Mykola S. Karanko. Он, согласно данным ЕДР, не только учреждал «КНС-сервис», но также вместе с Каранько Евгенией Анатольевной принял самое активное участие в создании…

- Коля Каранько? Да кто ж его не знает? – еще один мой донецкий собеседник ехидно улыбается. - Те, кому положено, а также те, кому сильно интересно, прекрасно знают, что он одним из первых в Донецке начала зарабатывать на аудиторских  и прочих услугах… Создавал и продавал оффшорные компании.

Правильный аудит здоровью не вредит

«Не вредит» - это в том смысле, что «правильное» заключение «правильного» аудитора гарантирует любому бизнесмену и душевное спокойствие, и физическое здоровье.

Ну, вы знаете, какие условия может создать наше государство любому арестованному в любом украинском СИЗО!

По этой или по, возможно, какой-либо иной причине, но Николай Каранько принял непосредственное участие в учреждении адвокатской кампании «Донбасс-консалтинг». И пусть ее уставный фонд составил тогда сущие копейки (400 грн.), но, зато, какие люди дали денег!

Сочинская Галина Валентиновна! Адамова Ирина Борисовна!

Вам ничего не говорят эти фамилии?

А название аудиторской кампании «Укрвостокаудит», которую также основали п.п. Сочинская и Адамова?

Ну-ну, как же… В «Укрвостокаудит» начинал свою карьеру, например, Дмитрий Ворона. Его устроили туда «на стажировку»  в 1996г., т.е. еще до того, как он окончил Донецкий госуниверситет. А «после того» п. Ворона сделал замечательную карьеру. При министре охраны окружающей среды, ныне покойном Василии Джарты, он был заместителем министра. При министре МВД Анатолии Могилеве он был заместителем министра по тылу. Потом Ворона служил Родине в должности начальника Государственной миграционной службы, потом руководил аппаратом министра МВД, потом замещал министра юстиции Украины Александра Лавриновича…

Сегодня Дмитрий Ворона начальствует над Государственной регистрационной службой.

Вот что значит, правильно выбрать первое место работы!

А еще в «Укрвостокаудите» проходил «стажировку» Валентин Соркин, сын Игоря Соркина, нынешнего главы Национального банка Украины, и внук Вячеслава Соркина, одного из топ-менеджеров «РАО Газпром»…

Я уже не вспоминаю о том, что мама молодого Валентина, Анжела Соркина, с марта 2011г. исполняет должность заместителя председателя правления «Укрбизнесбанка».

Чей это банк?

Как, «чей», если в этом банке служили Арбузов Сергей Геннадьевич (нынешний и.о. Премьер-министра) и Арбузова Ирина Александровна, его мама…

Ворона и Соркин - это еще не все примеры молодых людей, которых Галина Сочинская  воспитывала и учила, прежде чем помахать им на прощание рукой со словами: «Большому кораблю – большое плавание!»

Но вернемся к проблемам аудита.

Бизнес-партнерша Н. Каранько, Галина Сочинская, человек  в мире оценки, аудита и сопутствующих услуг очень известный. Перечень ее почетных и ученых званий  в интернете может найти любой желающий. Это сделать очень просто. А я хочу рассказать об очень непростых услугах, которые «Укрвостокаудит» и Сочинская оказывали украинским олигархам, чиновникам и очень «авторитетным» людям.

Вот, например, история, датируемая 1997г.

Тогда государство Украина по причине безвыходного положения с финансами решило продать в частные руки Енакиевский металлургический завод (ЕМЗ). Но перед продажей, понятно, предприятие нужно было оценить…

Кто оценивал? Естественно, «Укрвостокаудит».

И так «правильно» оценил, что после продажи  завода у государства не осталось ни одной акции предприятия. 13,5% досталось рабочим и служащим ЕМЗ, 7% - «Данко» (Донецк), 12% - фонду «Киевская Русь» (Кременчуг), 8,4% - «Комекс-брок» (Киев), а самый большой пакет акций в 24,9% купила компания «Эмброл–Украина» (Донецк), позднее сменившая название на «Межрегиональный промышленный союз».

Естественно, за интересы государства (напомню, Президентом Украины тогда был Леонид Кучма) немедленно вступилась прокуратура. И бесстрашный прокурор Енакиево (чью фамилию я нынешней власти напоминать не хочу)  в интересах Фонда госимущества Украины даже подал иск в суд!

А суд привлек к ответственности не только Министерство промышленной политики, но и оценщика – «Укрвостокаудит», который занизил цену ЕМЗ на 22,8 млн. тогда еще полновесных гривен ($1/2UAH)…

Премьер-министром Украины служил в те времена Валерий Пустовойтенко. Он сгоряча объявил о реприватизации ЕМЗ, но, узнав, кто стоит за «Эмброл-Украина», передумал.

В 1997г. Пустовойтенко испугался не оффшора «Embrol Holdings» с далеких Британских Виргинских островов, а его сильно деловых и очень конкретных партнеров из компании «Люкс» (Донецк)…

Короче говоря, «Укрвостокаудит» решили к ответственности не привлекать, а на указанную сумму дополнительно выпустить акции, которые предполагалось вернуть государству Украины в качестве возмещения «нечаянно» причиненного ущерба.

- Ну, ошиблись, с кем не бывает? – прокомментировал мне ту давнюю историю один из пенсионеров Фонда госимущества. – Да кто бы не «ошибся»,  если за «Укрвостокаудит» звонил, ходил, просил... Ш-ш-ш... Пригодский!

Пригодский? Знаю такого.

Пригодский Антон Викентьевич как-то дважды проговорился журналистам:

- Виктор Федорович? Наши семьи дружны, вместе отмечаем праздники. Как познакомились? На  стрелковом  стенде  – во время подготовки к охоте. Это было [примерно] в 1993-1994г.г. А потом мы вместе в гольф играли...

- Я  познакомился  с  Ахметовым  в  1996г.  И первый проект с ним мы  осуществили  на Енакиевском металлургическом. На этом предприятии  была необходима модернизация. И первую ковш–печь  построило  мое  предприятие  «Эмброл»...

Но когда? Когда партнер по гольфу Виктора Януковича и бизнес-партнер Рината Ахметова, Антон Пригодский, начал говорить «мое предприятие» об офшоре «Embrol Holdings»?

И вообще, откуда есть, пошли и стали хозяевами Украины оффшоры с Кипра, Британских Виргинских островов, Белиза, Науру, Доминиканы, штата Делавер (США)  и пр.?

продолжение следует

 Алекс Матюшенко