Генеральный дерибан? Почему власти скрывают Генпланы наших городов

Выкорчеванные деревья на месте зпланированной стройки. Фото с сайта ostro.org

Выкорчеванные деревья на месте незаконной стройки. Фото с сайта ostro.org

Очередной строительный скандал в Донецке (сколько их было?), вспыхнувший в апреле 2013 года между застройщиком и жильцами по пр. Панфилова завершился, казалось бы, «в пользу народа» – строительство торгового центра на площадке, которую жильцы считают своей придомовой территорией, временно приостановлено.

После того, как по тревоге, объявленной жильцами, на место скандала приехали журналисты, и пошла серьезная огласка, Донецкий городской голова Александр Лукьянченко создал специальную комиссию, которая должна была разобраться в конфликте. Комиссия вынесла решение: скандальную стройку, на которую разрешения у жильцов никто не спрашивал, временно приостановить. Но стало ли жильцам жить спокойнее? Вопрос, как вы понимаете, риторический…

Почему эти строительные дерибаны происходят с завидным постоянством практически по всей Украине? Почему у людей никто не спрашивает, хотят ли они, чтобы у них под окнами началось строительство, хотят ли остаться без детских или спортивных площадок, без зеленой зоны? Почему это до сих пор правило: к дому подъезжает техника, которая начинает корчевать деревья, а возмущенным жителям «захватчики» затыкают рот некими решениями горсоветов, которые часто оказываются совершенно «законными»?

Представители общественного объединения «Донецкое экологическое движение» уверены, что одна из главных причин такой ситуации – в «секретной» закрытости от общественности Генеральных планов городов.

Как известно, Генеральный план – это главная схема развития города, проектный документ, на основании которого ведется планировка, застройка, реконструкция и другие виды градостроительного освоения территорий. Но в том-то и дело, что этот план, по которому развивается город, оказывается, закрыт для его жителей. Почему?

«Если говорить прямо, по существу, то мы знаем, почему Генеральные планы закрыты от общественности. Потому что в противном случае жители городов смогут эффективнее добиваться своих прав, то есть запрета на незаконную застройку, оспаривать в судах документацию, которая нарушает их законные интересы», - говорит заместитель председателя общественного объединения «Донецкое экологическое движение» Сергей Денисенко. На днях он с юристом «Донецкого экологического движения» Андреем Остапенко презентовали результаты всеукраинского мониторинга доступности для общественности Генеральных планов городов.

«Это был общеукраинский мониторинг, который охватил все 459 населенных пунктов, имеющих статус города в 24 регионах Украины. Наша организация через официальную переписку запросила в горсоветах Донецкой области документацию о Генеральных планах городов, попросила получить возможность прийти и ознакомиться с документами», – рассказывает Андрей Остапенко. По его словам, в большинстве случаев последовал отказ, потому что чиновники ссылались на различные, уже не имеющие юридической силы акты, связанные с секретностью данных материалов.

«Нашим мониторингом было охвачено 52 города Донетчины, из которых 30(!) отказали нам в доступе к генеральным планам, 10 не отказали, 12 городов признали, что вообще не имеют генеральных планов», - добавляет С. Денисенко. - В Дзержинске нам отказали сразу по двум причинам: со ссылкой на гриф «Для служебного пользования» (ДСП), а также со ссылкой на гриф «Секретно».

- То есть, из 52 городов лишь 10 имеют открытые для общественности генеральные планы?

- Сергей Денисенко: Да, а из них только один – город Докучаевск - имеет современный Генеральный план, то есть тот, который соответствует современному законодательству. Остальные города имеют старые генпланы, которым по 40-50 лет, которые не выполняются и не соответствуют законодательству.

Андрей Остапенко. В советские времена Генеральные планы всех городов находились под грифом «Секретно». Это было связано с целым рядом фактором того времени, как правило, из-за карт определенного масштаба. Однако в годы независимости Украины практика сокрытия Генпланов была продолжена, поскольку законодательно вопрос не был урегулирован. Только в мае 2011 года, когда вступил в силу Закон Украины о доступе к публичной информации, вся информация, находившаяся в распоряжении горсоветов, априори стала публичной, в том числе и материалы Генеральных планов. Статьей 13 данного закона городские советы определяются как распорядители публичной информации, и в силу статьи 14-й закона должны обнародовать данную публичную информацию.

Кроме этого, существует специальный строительный закон о регулировании градостроительной деятельности, статьей 17-й которого горсоветам предписано обеспечить доступ общественности к материалам Генерального плана. В частности, путем обнародования материалов Генплана при их принятии, и обсуждении в печатных СМИ, путем размещения на официальный сайтах горсоветов, а также определения специального общедоступного места в горсовете или управлении архитектуры, где любой житель города имел бы возможность ознакомиться с Генеральным планом.

- Но Генеральные планы по-прежнему не открывают для свободного доступа…

А. Остапенко: Да, повторюсь: несмотря на прямое требование законодательства, из 52 городов Донецкой области только 10 городов заявили о доступности для общественности своих Генпланов. Да и то, в основном, потому, что эти города все еще имеют старые советские Генпланы, которые фактически в работе не используются. Зато в таких крупных городах, как Донецк, в котором Генплан утвердили в 2010 году, Макеевка, Мариуполь, Горловка, у которых Генпланы утверждались в 2012 году, они полностью закрыты от общественности, на них наложен гриф ДСП.

Возникает вопрос, а зачем общественности вообще доступ к Генеральным планам городов – казалось бы, специфичному градостроительному документу. Да, в повседневной жизни обращаться к содержанию Генплана вроде бы и не нужно. Однако, когда возникают строительные или земельные конфликты, Генеральный план становится основным документом, арбитром, который помогает разрешить эти споры. Например, проблемы застройки скверов, парков, придомовых территорий, незаконных землеотводов и т.п. В таких ситуациях общественность обращается в управления архитектуры, но, как и мы в ходе мониторинга, получает отказ.

С. Денисенко: Наш мониторинг состоял из нескольких частей. Первая – мы направляли запросы в городские советы с просьбой предоставить допуск к материалам Генеральных планов, вторая часть – по результатам анализа ответов из горсоветов мы отправляли обращения в прокуратуру.

Поскольку нам пришло 30 отказов, мы направили 30 обращений в городские прокуратуры, и только одна(!) - прокуратура Дружковки - отреагировала на наше письмо и актом прокурорского реагирования внесла предписание городскому голове навести порядок в данном вопросе. Хотя и в этом случае нашу жалобу удовлетворили лишь наполовину. Все остальные прокуратуры отказались заниматься данным вопросом и, как было указано в ответах, не нашли оснований для вынесения актов прокурорского реагирования, предложив нам решать вопрос в судебном порядке. Понятно, что подготовить порядка 30 исков для нас достаточно проблематично. Тем не менее, мы намерены добиваться решения этого вопроса в судебном порядке хотя бы в Донецке.

- Правомерны ли ссылки чиновников Донецка на «секретность» Генерального плана?

А. Остапенко. Конечно, нет. В Донецке при разработке и утверждении Генерального плана была разработана так называемая брошюра Генерального плана, в которую внесли общую информацию о городе и только основные технико-экономические показатели. Из брошюры можно узнать, когда был основан Донецк, какое в нем население и т.п., но нет других данных. Донецк также отказал нам в доступе к Генплану, предоставил только упомянутую брошюру. На Генплан Донецка распоряжением городского головы Александра Лукьянченко  наложен гриф «Для служебного пользования». Секретность Генпланов в советские времена была связана с картами. А сейчас в интернете вы можете найти карту практически любого масштаба. Карты местности доступны на сайте государственного кадарстра, никаким секретом не являются, поэтому все ссылки чиновников на «секретность» не имеют ни юридического, ни здравого смысла.

С. Денисенко. В перечене информации «Для служебного пользования», куда городской голова Донецка занес и Генеральный план, есть документы обоснованные - схемы водопроводов, например, внутрення переписка и прочее. Но Генплан не является закрытым документом, он должен быть обнародован.

А. Остапенко. Да, статья 17 градостроительного закона допускает, что Генплан может иметь какую-то часть с ограниченным доступом – вопросы инженерных сетей, коммуникаций и т.п., однако на самом деле все выглядит наоборот – есть узкая часть Генпланов с общим доступом, а все остальное закрыто грифом «ДСП». Хотя непонятно, почему, например, планы раздела придомовых территорий должны быть с «ограниченным доступом»? Каждый гражданин вправе прийти в управление архитектуры и посмотреть, например, не планируется ли к застройке его придомовая территория.

- По какому поводу жителям города необходимо знакомство с Генпланом прежде всего?

С. Денисенко. - В первую очередь, это строительные и земельные конфликты. Когда начинается застройка какой-либо придомовой территории, например, прямо у дома начинают строить магазин, жильцы и власть начинают спорить, чья это территория, является ли она придомовой.

В Краматорске, например, где случились конфликты подобного рода, нам ответили, что на данный момент Генерального плана у них нет, он находится в стадии разработки. Но ведь документация все равно разрабатывалась. Она должна была обсуждаться с общественностью и потом утверждаться. Однако в результате интересы жителей ущемляются, поскольку чиновники манипулируют информацией, убеждают находящихся в неведении жильцов, что «в документах все есть», а на самом деле такой документации может и не быть, или она окажется подложной, или расчеты придомовой территории сделаны неверно и т.д. И это при том, что современная градостроительная документация содержит нормативы по застройке даже лучшие, чем при Советском Союзе. По зеленой зоне, например. Если до 2009 года на одного человека по нормативам было положено 6 кв. метров озеленения, то теперь – 10 квадратов. Если умножить на количество жителей, да приплюсовать детские и спортивные площадки, которые должны быть, это достаточно большие площади придомовых территорий, которые не подлежат застройке!

Поэтому, если говорить по существу, то мы знаем, почему Генеральные планы засекречены от общественности – потому что в противном случае граждане смогут эффективнее добиваться своих прав, например, оспорить документацию, которая была подготовлена с ущемлением прав жильцов, что встречается часто.

А. Остапенко. В Генплане на самом деле можно найти много интересного. Например, планируемые транспортные магистрали, которые должны пройти через какие-то жилые застройки в частном секторе. В Калининском районе Донецка, например, планировалась к строительству местная дорога через ряд жилых кварталов частного сектора. Вообще-то, этот вопрос нужно было бы обсудить с жителями, спросить их, нужна эта дорога или нет, куда будут отселять жителей и прочее. Но эту дорогу запланировали, а людей никто не спрашивал. Сейчас этот вопрос вряд ли возникнет, но когда он прорабатывался, видимо, никто из разработчиков и мысли не имел советоваться с жителями.

С. Денисенко. Повторюсь, Генеральный план – это схема, которая определяет: здесь промышленная зона, здесь - коммерческая зона, здесь мы строим офисные здания и не строим жилые дома, здесь должна пройти магистраль… Но, к сожалению, так называемая точечная застройка перевернула смысл городских Генеральных планов с ног на голову. Люди с деньгами просто выбирали место и под этот «заказ» прорабатывалась документация. А по закону должно быть наоборот: планировочная документация должна определять: здесь стройте магазины, здесь – промышленные предприятия и т.п…

У всех местных чиновников есть два вида побочного заработка – это бюджет, и это коммунальная собственность. Поэтому все достаточно просто: есть определенные чиновники, которые от этого кормятся. Люди носят взятки. Это всем известно, но ситуация пока не меняется. А откроешь информацию – кормушка закроется. Всем известно – чтобы у застройщика все складывалось гладко, нужно договариваться. В конце концов, закрытость Генплана позволяет внести в него негласно корректировки. А если Генплан открыть, эти корректировки увидят, и будет скандал. А если Генплан закрыт – это удобно. Кто может сказать, что в нем было месяц назад?

А. Остапенко. И когда эта схема непрозрачна, это бьет по инвестиционной привлекательности города. Тот же инвестор начинает искать обходными путями доступ к Генеральному плану через кабинеты чиновников, чтобы просто узнать, где можно строить, а где нельзя, что ему ждать. А если бы Генеральный план был открыт, в том числе в Интернете, любой пользователь мог бы с ним познакомиться, определиться, где он хотел бы построить дом или получить землю. У нас по Конституции каждый гражданин имеет право на бесплатную приватизацию, например, в городе, 10 соток земли на любой территории Украины. Но если человек захочет реализовать это законное право, его будет интересовать, а где же увидеть ту территорию, на которой он хочет получить землю.

Сейчас это выглядит так: человек собирает пакет документов, несет в единый разрешительный центр, и ему дают ответ – можно ли в этом месте брать землю или строить дом. А если бы Генеральный план был общедоступен, то уже на самой первой стадии, перед тем, как подать ходатайство, человек мог бы сесть за свой компьютер или пойти в управление архитектуры и спокойно посмотреть, на какой участок он претендовать может, а на какой нет.

Сейчас людям отказывают в застройке или получении участка на основании того же Генерального плана, но проверить обоснованность этого отказа человек никак не может. Он даже не может толком оспорить отказ в суде или прокуратуре, потому что у него нет аргументированных, документальных обоснований этого отказа.

С. Денисенко. Мы убеждены, что засекречивание Генеральных планов – один из элементов градостроительной коррупции. Понятно, что есть масса интересов, связанных с застройкой, продажей земельных участков, и потому чиновник старается сделать все это как можно более скрытно, чтобы все эти вопросы решались «через него». А его махинации, естественно, не вскрылись общественностью.

- Как вы намерены добиваться широкого доступа общественности к Генпланам?

С. Денисенко. Там, где есть заинтересованные общественные силы, актив, путем обращений в суд, органы прокуратуры, через участие в общественных акциях нужно просто добиваться законного решения – открытия доступа общественности к Генеральным планам. Мы все же надеемся на успех. Мы 5 лет отстаивали парк у Донецкого городского дворца детского творчества и, несмотря на серьезное сопротивление застройщиков и чиновников, исход оказался в пользу граждан. Застройщик ушел и деньги бюджета теперь вкладываются в развитие на том месте парка, как и хотели люди.

- Сколько времени нужно, чтобы сделать Генпланы доступными для общественности?

С. Денисенко. При желании, технически это может занять месяц-другой. Вся градостроительная документация уже существует в электронном виде. Вопрос только в том, чтобы сделать, например, на сайтах городских советов соответствующий раздел, куда выложить эту документацию.

А. Остапенко. Мы планируем провести еще один этап мониторинга, после чего будем подавать заявления в прокуратуру с просьбой отреагировать на действия чиновников, запрещающих доступ к Генеральным планам, в облгосадминистрацию с предложением высказать свою позицию лично губернатора, и по итогам этого - действовать дальше.

Ярослав Колгушев, "ОстроВ"