Уголовная журналистика: преступления (против) работников СМИ

Мы раскрываем коррупционные заговоры, иногда сообщаем о преступлениях раньше официальных милицейских пресс-служб; мы становимся на сторону обиженных и непримиримо воюем с несправедливостью. Такой несколько идеализированный образ мы создали сами, и многие из нас в него продолжают верить (или делают вид). Но, увы, мы, журналисты, далеко не святые – преступное нам тоже не чуждо (далеко не всем, конечно). Вместе с тем, как показывают результаты этого небольшого исследования, преступления, совершенные против журналистов, находящихся при исполнении, редко доходят до стадии приговора.

Андрей Лаврик, CRIME.in.UA, специально для «Ні корупції!»

По совету ребят из сообщества «Тексты», месяца два назад я начал изучать приговоры, собранные в Едином государственном реестре судебных решений (ЕГРСР). Тогда же у меня возникла идея подготовить цикл статей под рабочим названием «Преступные профессии». Суть такова: проанализировать по судебным приговорам, представители каких профессий к какого рода правонарушением склонны, и жертвами каких преступлений становятся чаще всего. Справедливости ради, решил начать с самого себя. То есть, с журналистики.

Британский психолог Кевин Даттон составил список профессий, в которые психопаты (люди с таким «диагнозом» склонны к преступлениям) идут охотнее всего. Он указал 10 мест работы, которые тешат неуравновешенную психику.Теле- и радиожурналистика в нём занимает третье место, просто журналистика – шестое. Даттон строил свои выводы на результатах собеседований. Ваш скромный слуга – на сухих судебных протоколах.

Нужные мне дела я искал среди приговоров по уголовным делам, вынесенных в первой инстанции. В параметры поиска также задавались слова «журналист», «редактор», «корреспондент». Таким образом, я выяснил, что начиная с 2006 года (с момента запуска ЕГРСР) были вынесены приговоры по 31 делу, в которых пострадавшими или подсудимыми фигурировали работники СМИ и граждане, считающие/называющие себя журналистами. Примечательно, что жертвами преступлений журналисты были в 11 случаях, в 20 участвовали в судебном процессе на скамье подсудимых. Правда, здесь нужно вынести за скобки два приговора экс-министру внутренних дел Юрию Луценко, поскольку в судебных решениях в качестве его места работы указывалась должность заместителя главного редактора газеты «Сільські вісті».

Примечание: в ЕГРСР имена фигурантов не указываются, и хотя у автора есть возможность их установить, всё же сохраним инкогнито наших героев.

Репортёры на большой дороге

Журналисты чаще всего фигурируют в делах о кражах (6), в половине случаев они проходили по статье 185 Уголовного кодекса в качестве подсудимых.

Эти дела вполне тривиальны. Например, в мае 2010 года случайный знакомый «позаимствовал» у симферопольской журналистки мобильный телефон (при чём, потерпевшая также обвинила воришку в попытке изнасилования). В том же году, летом, корреспондент издания «Киевский авангард» в Горловке вместе с подельниками воровал коммуникационные кабели.

Во всех четырёх делах о грабеже (ст. 186 УК) журналисты были жертвами. В одном из дел фигурирует также статья 115 УК (убийство) – грабители во время нападения попытались убить корреспондента газеты «Наш город Николаев».

Если среди журналистов грабители не попадались, то разбойники – вполне. Мне удалось найти три приговора по ст. 187 УК, и только в одном работник СМИ проходил в качестве потерпевшего.

Так вот, о делах разбойных.

Поздно вечером 3 апреля прошлого года в Севастополе в голове редактора по сбору информации информагентства «Прайм-Тайм» созрел план ограбления магазина. В подельники (стоять на стрёме) он взял первого встречного. Метким и сильным ударом свалив сторожа, журналист с большой дороги завладел несколькими бутылками водки, коньяку и Мартини, обильной закуской (колбаса разных сортов, шоколадки, сушеная рыба, консервы) и прочими материальными ценностями на сумму около 8 тыс. грн. Подельника, с которым труженик пера разделил добычу по-братски, кстати сказать, так и не нашли. Журналиста приговорили к пяти годам ограничения свободы.

Более масштабное дело провернул внештатный корреспондент неназваной в суде газеты. Сначала, конечно, он планировал заняться отнюдь не разбоем, а возведением недвижимости – хотел прикупить под это дело в Крыму крупный земельный участок и что-то там построить. Но стартового капитала у него не было. И тогда этот внештатный журналист, вооружившись муляжом пистолета и гранаты, напал на знакомого ювелира, и «убедил» его расстаться с золотом и бриллиантами. Отмечу, что перечень всего похищенного в приговоре занял более 80 страниц, вес – около35 кг, а рыночная стоимость – более 3,2 млн грн. Журналист «благородно» предложил вернуть ювелирные изделия в обмен на $500 тыс., но жертва пошла не в банк за деньгами, а в УБОП писать заявление. Приговор – 11 лет лишения свободы.

Обыкновенное плутовство

За последние семь лет журналисты фигурировали в четырёх судебных приговорах по делам о мошенничестве (ст. 190 УК). В двух из них подсудимые, собственно, никакого отношения к СМИ не имели, а выдавали себя за работников прессы. Оба эти дела очень похожи: некие граждане, представляясь журналистами, выпрашивали у местечковых бизнесменов в долг деньги на печать газеты. В первом случае псевдожурналист выманил 38 тыс. грн, во втором – «аж» 2,4 тыс. грн.

Настоящие же журналисты, стоит признать, дурят масштабнее.

Некий седовласый репортер и телеоператор по совместительству, кстати, некогда баллотировавшийся в народные депутаты (безуспешно), надул двух беспечных граждан в почти на 500 тыс. грн.

Первая жертва – успешный бизнесмен из Крыжополя. У медика был брат, отставной офицер МВС, грезивший ведомственной квартирой в Киеве. Наш герой заявил, что имеет связи в высших эшелонах власти, с помощью которых квартиру эту можно заполучить. Не просто так, конечно, а за взятку. Взятка понадобилась не одна, а много, всего – 288,5 тыс. грн.

Вторая жертва – директор фирмы «Интвей – Украина» (филиал международной корпорации «Интвей»). Ему наш герой пообещал ему снять фильм о корпорации и «протолкнуть» его на ведущие телеканалы – «Интер», «1+1» и другие. Идея понравилась не только директору киевского представительства, но и его кураторам в Москве. Посему пройдохе выделили без малого 200 тыс. грн, которые исчезли в неизвестном направлении.

Суд дал жулику пять лет тюрьмы с конфискацией всего имущества.

Другой гражданин, которого в июне этого года Приморский райсуд Одессы приговорил к шести годам тюрьмы с конфискацией, специализировался на журналистских расследованиях. По крайней мере, он так называл в суде то, чем занимался.

Например, в 2003 году он истребовал с бывшего оперуполномоченного Центрального РОВД Одессы $3,5 тыс. По версии подсудимого, для того, чтобы подготовить и опубликовать в СМИ материалы, которые бы позволили экс-милиционеру вернуться на должность. А в 2007-м сей борзописец поимел целых $60 тыс. от некоего столичного предпринимателя за журналистское расследование обстоятельств исчезновения Bentli Continental GT бизнесмена. Естественно, вернуть должность уволенному милиционеру и разыскать угнанный лимузин, наш «коллега» не смог. Приговор я указал выше.

Дела с препятствиями

Есть в Уголовном кодексе статья 171, «Препятствие журналисткой деятельности» называется. Так вот, согласно ЕГРСР, за последние семь лет в Украине было совершено «аж» три преступления, подпадающих под её действие. По крайней мере, столько приговоров по ней вынесено. А вы же помните: нет приговора – преступления де-юре не было.

Первое дело датируется июнем 2010 года: зам. городского председателя Одессы напал на съемочную группу телеканала «Союз». Судом признан виновным, приговорен к штрафу в 850 грн.

В декабре того же года в Днепропетровске председатель кооператива «Чемпион» терроризировал съемочную группу телеканала «Акцент – Медиа». По приговору суда также «откупился» 850 грн штрафа.

Введение цензуры в редакции газеты «Апостоловские новости» теперь уже бывшей председателю Апостоловского райсовета (Днепропетровская обл.) не стоило ничего – суд освободил ее от уплаты штрафа. В вынесенном ей приговоре сказано:

«… Работая в должности председателя Апостоловского районного совета … имея умысел на ограничение свободы слова и мысли журналистов, в том числе редактора КП «Редакция газеты «Апостоловские новости», а также законной профессиональной деятельности данного предприятия в целом, безосновательно, в категорической форме, не имея на то законных прав и полномочий, запретила редактору газеты публикацию различного рода материалов и статей без ее ведома, разрешения и рецензии, а также потребовала предварительного согласования с ней в дальнейшем текстов материалов и статей, готовящихся к публикации в газете «Апостоловские новости»…».

Примечательно, что максимальное наказание, предусмотренное этой статьей – ограничение свободы на срок до 5 лет. Но все, преступно мешавшие журналисткой деятельности, отделались лёгким испугом (если, конечно, такой имел место).

Но бог с ними, с мерами наказание. Странно другое. Исходя из судебной практики, повторюсь, за последние семь лет зафиксировано и доказано в суде три преступления против деятельности журналистов. То есть, в Украине препятствуют работе СМИ чуть чаще, чем один раз в два года. Если исходить из этого официального показателя, то по уровню свободы слова мы должны опережать ведущие демократии мира. Но от чего-то судебная статистика расходится с объективной реальностью.