Палач Донецкой области

В зал суда ввели четверых подсудимых. Их дело недавно было отправлено на дополнительное следствие. Они полны надежд на оправдательный приговор, хоть судья еще не открывала материалов дела — сегодня предварительное заседание. Входит судья и говорит: «Вы все получите обвинительный приговор».
Оксана Елисеева работала управляющей отделения №1 ЗАО «Донгорбанк» (принадлежит Ринату Ахметову) в г. Енакиево. В маленьком городишке, где все друг друга знают, жизнь проходит монотонно и привычно. Безбалансовое отделение № 1 обслуживало местное население, принимая платежи, осуществляя переводы денежных средств и принимая заявки на выдачу кредитов.
В конце марта 2007 года фирма ООО «Укан» обратилась в это отделение с заявкой на выдачу кредита в размере 1 400 000 долл. Оксана Елисеева приняла заявку и переслала ее в головное управление ЗАО «Донгорбанк».
Специалисты из главного управления стали изучать документы. ООО «Укан» предлагало под залог собственное и имущество поручителя на общую сумму почти 2 млн. долларов. Залоговое имущество было тщательно проверено и, в итоге, вопрос о выдаче кредита был вынесен на заседание кредитного комитета — удовлетворить заявку.
Жизнь Оксаны Елисеевой протекала все так же монотонно: на работе платежи и переводы, дома двое малолетних детей - мальчику 4 года, девочке – 13.
Прошло 2 года и в мае 2009 против Оксаны Елисеевой было возбуждено уголовное дело. Через 4 месяца ее взяли под стражу и обвинили в хищении чужого имущества при использовании служебного положения, а также легализации (отмывании) доходов, полученных преступных путем, и в служебном подлоге. Двое несовершеннолетних детей потеряли маму и остались с одинокой бабушкой.
Оказалось, что после наступления финансового кризиса фирма ООО «Укан» перестала погашать кредит и тогда юрист компании «Юридическая фирма «Воропаев и партнеры» Сергей Яшта (фирма обслуживает интересы Рината Ахметова) написал в милицию заявление о совершенном преступлении: Оксана Елисеева, Игорь Аранов (владелец фирмы ООО «Укан», Елена Соколова (директор фирмы ООО «Укан»), Геннадий Чижевский (знакомый Игоря Аранова) разработали план по хищению денежных средств кредита и успешно его реализовали.
По мнению следствия, события происходили следующим образом: Оксана Елисеева подделала документы (однако следствие не уточняет КАК именно и КАКИЕ именно документы были подделаны), что повлияло на мнение членов кредитного комитета, принявших решение о выдаче кредита. Следствие не уточнило, что и как именно повлияло на мнение членов кредитного комитета, а суд отказал в ходатайстве их допросить.
После выдачи кредита, Игорь Аранов и Елена Соколова получили на счет деньги и через ряд предприятий их обналичили. Следствие не смогло установить предприятия, через которые была произведена обналичка, но точно определило, что после перевода 6 990 900 грн. безналичных средств, было обналичено 7 023 000 грн. Таким образом, по логике следствия, не преступная группа платила за обналичивание средств кредита, но фирмы, осуществляющие обналичивание, доплатили преступникам 33 000 грн. за пользование их услугами. Подобного рода деятельность могла бы оказаться не менее выгодной инвестицией, чем помещение денег в банк под проценты.
После этого, по версии следствия, Оксана Елисеева каким-то образом взяла 7 023 000 грн., привезла куда-то и раздала участникам группы. Как вы понимаете, следствие не сообщило никаких обстоятельств этого особо опасного преступления, а протокола изъятия денежных средств, как и самих денег – не существует. Ни одного доказательства вины Оксаны Елисеевой в суде представлено не было.
Несмотря на это 21 июня 2011 года суд приговорил Оксану Елисееву к 8-ми годам лишения свободы с полной конфискацией.
Я хочу привести простой пример. У вас в долг товарищ попросил взаймы 1000 гривен и в залог дал вам свой IPad. Сказал: «До получки». Вы ему дали и получили IPad. А через месяц вы узнали, что его уволили с работы и отдать 1000 гривен он вам не может. Насколько логичным будет предъявить ему обвинение в умышленном хищении у вас 1000 гривен, особенно, если учесть, что у вас на руках его IPad, цена которого в несколько раз превышает 1000 гривен? Абсурд! Во-первых, есть договор, а во-вторых, вы сами дали ему деньги.
О каком составе преступления можно говорить, если руководство банка приняло решение выдать кредит под залог имущества, которое до сих пор цело, а договор о пользовании кредитов до сих пор действует (14 мая 2014)? После наступления финансового кризиса 35% от общего количества кредитов стали невозвратными и их частичное погашение осуществлялось и осуществляется путем продажи залогового имущества. А сколько же уголовных дел должно было быть открыто по факту невозвратного кредита? Тысячи, десятки тысяч.
Но лично мне известно только одно такое дело, благословение на которое дал один из великих меценатов и благотворителей Украины — народный депутат Ринат Ахметов. И даже если сам Ринат Леонидович ни сном, ни духом, то я вам расскажу цепочку взаимосвязейю.
Заявление юриста «Воропаев и партнеры» Сергея Яшты является прямым указанием следователю на то, что это нужно для самого Ахметова.
Для пущей убедительности в заинтересованности самого владельца Люкса, обвинительное заключение Оксане Елисеевой подписывал зампрокурора Донецкой области Александр Нестеренко, которого за заслуги перед ЗАО «Донгорбанк» было переведено на должность зампрокурора г. Киева. Переговорщики от Рината сразу прибыли в Калининский районный суд г. Донецка, где «объяснили» вину подсудимых и попросили поддержать гособвинение в полном объеме. Что и произошло.
Дальше дело попало в Апелляционный суд Донецкой области. Все то же самое: со всех сторон на суд осуществлялось давление, мол, дело в интересах самого Ахметова. Но коллегия судей нашла в себе силы отменить, как незаконный приговор суда первой инстанции и отправить дело на дополнительное следствие (что в наше время является практически оправдательным приговором). Суд выдал определение, согласно которому орган досудебного следствия должен провести ряд экспертиз, допросить свидетелей, уточнить обстоятельства инкриминируемого преступления. Но следователь Дмитрий Гасан, который свято верит, что исполняет волю Рината Ахметова, не глядя, отправил дело снова в прокуратуру, где, не глядя, его подписал новый зампрокурора, и дело было отправлено в суд. В суд, где на предварительном заседании судья Лариса Ткаченко уже пообещала всем обвинительный приговор.
За время судебного процесса над Оксаной Елисеевой ее адвокатом и Агентством журналистских исследований было отправлено более 200 официальных обращений и запросов в правоохранительные органы и народным депутатам, отправлено несколько заявлений о совершенном против нее преступлении, осуществлены публикации в официальных средствах массовой информации, направлены письма супругам Воропаевым и через гонцов передано сообщение лично Ринату Ахметову. Результат один: полная тишина и одна и та же шаблонная отписка из прокуратуры.
Но даже такой судебный процесс можно было бы пережить с относительной легкостью – когда дома семья, друзья, теплые батареи, мокрый нос собаки, поддержка со стороны. Но одна женщина по имени Оксана Елисеева сидит в тюрьме уже 37 месяцев, получая 1 час прогулки в день только потому, что кто-то не погасил свой кредит. Чуть более 1000 часов свежего тюремного воздуха на протяжении 3-х лет за преступление, которого не существует. За вину, которая не доказана. В утеху одного человека.
Почти любой практикующий адвокат уверит вас, что спасти правосудие в Украины может только изменение системы назначения судей. Их не должен назначать Президент Украины, а должен назначать народ. Но в Украине о таком еще даже не говорят вслух, зато народ продолжает избирать себе палачей.